= карта сайта =
Частые вопросы
Аудио-архив
Библиотека
= Словарь =
= Разное =
Hari-katha >> Разное  >> Проза >>  Калинди даси >> Будь брахмачарини

«Do you want to die?» – спросила она, глядя на меня исподлобья.
Мы стояли на каменном выступе, узкой жердочке, окружавшей храм по периметру второго этажа. Волна горячего ветра внезапно накрыла нас, и белое вдовье сари Айс затрепетало. На секунду мне стало страшно, что тонкая и полупрозрачная Айс нечаянно соскользнет с этого балкона без перилл и ограждений и разобьется вдребезги как хрупкая хрустальная ваза – мне захотелось схватить ее за руку. Но ее глаза смотрели на меня пристально и жестко, а на худом морщинистом лице застыла ироническая улыбка.
«Нет, я не хочу умереть,»- ответила я ей.
«Тогда ты, наверное, хочешь, чтобы тебя изнасиловали?»
«Нет, не хочу».
«А чего же ты хочешь?»
«Любви», - ответила я .
Айс шарахнлась от меня как будто я нечаянно ошпарила ее кипятком. Но потом осторожно приблизилась ко мне и вкрадчиво спросила: «Любовь – значит «сэкс»?»
«Нет, конечно, - я мечтательно закатила глаза, - любовь.. она чиста, как сверкающий на солнце брилиант.»
Айс глянула на меня оценивающе.
«Ты знаешь, в юности я часто влюблялась … and I had soooo many problems because I had last».
«А что это такое - «ласт»?
«Ну, ласт..You know?..»
Айс, баллансируя на узкой балконной жердочке, вытянув вперед руки со скрюченными тонкими пальцами, закатив глаза и высунув язык, - отчего выражение ее лица стало довольным и пьяным - походкой зомби пошла на меня.. «Лаааааааст, адестенд?»
«Типа, вожделение, да?»- сообразила я.
Айс кивнула.
«Послушай, больше никуда не убегай из храма без предупреждения, мы не хотим потерять это место и нам важно, что здесь о нас подумают. Если ты хочешь оставаться здесь, будь брахмачарини и веди себя как брахмачарини.
«Я не хочу быть брахмачарини».
«Да, брось, это так классно, все девченки тут брахмачарини»
«Они… Брахмачарини?»
«Ну да, они брахмачарини.»
«И Анита?» - у меня перед глазами возник портрет веселой девочки с длинной белой косой и большой круглой попой.
«И Анита».

Теперь ошущение места, куда я попала, словно медленно разливалось по моему телу… В моих ушах раздавался медный звон колокола, в который отчаянно бил индийский пуджари, в моих глазах отражалась эта маленькая хрупкая монахиня, я вдыхала запах сандала и роз, благовоний, насквозь пропитавших ее одежду, и воздух монастыря.

«Никогда не разговаривай с брахмачари, сразу отварачивай свое лицо, как только они попытаются заговорить с тобой, вот так, - Айс резко и демонстотивно отвернула от меня лицо, словно я ей в лицо бросила непристойность,- «На улицах не разговарвай с мужчинами, не отвечай, если тебя окликнули. Это - чужая страна, а мы здесь в гостях, неизвестно, что им взбредет в голову. Всегда покрывай голову и грудь чадром…»
«Но я не брахмачарини.»
«Я не прошу тебя становиться ею навсегда, всего лишь на пару месяцев, которые ты здесь проживешь».
Всего пару месяцев.. Айс не сводила с меня внимательного взгляда, улыбка на ее лице становилаь все шире, а моя растерянность все росла. Но вместе с ней - что-то новое, словно тонкий, почти неуловимый аромат, робкое начало неизвестной мелодии, которая неслышно прокралась в симфонию, прячась за скрипками и флейтами, притаилась незамеченной и ждет только одного-единственного подходящего момента – чтобы грянуть подобно грому и все смести на своем пути.

Я подумала о бурной юности Айс. В молодости она была хиппи.
«Наверное тебе не хватало внутренней свободы,» - подумала я.

«Как же ты стала монахиней? – спросиля я Айс, - Быть монахиней – в чем тут свобода и от чего?»

Айс молчала. Ее взгляд был устремлен вдаль. Там, далеко, где желтое сухое поле таяло на горизонте, две изнывающие от зноя пальмы, покорно склонив головы, провожали на запад неумолимое раскаленное солнце.

«Свобода от желания быть хиппи, свобода от всего, что за пределами этого храма».

Свобода от друзей и врагов, от радости и горя, от зависти, ревности, злости, от вожделения, от страха, от гнева и боли, пронизывающей эту жизнь. Свобода от чувств, разрывающих cердце в клочья, от нежности, все обращающей в пепел, и привязанностей, сдавливающих горло, от горькой пучины сожалений и обид – мирный сон, в котором все наполнено ароматом роз и целым днями светит солнце и уже не колотится сердце – здесь все прошло и ничего нет.

«Ты обещаешь впредь меня слушаться?» - вновь спросила Айс после молчаливой паузы.
Она внимательно смотрела мне в глаза и ждада ответа. На мгновение мне показалось, словно в ее взгляде тревожное ожидание матери, склонившейся над постелью тяжело больного ребенка, эта ее тревога тронула меня.
«Я постараюсь,» - ответила я.
Айс продолжала смотреть мне в глаза, как будто ей не достаточно было услышать мои слова.
«И будешь вести себя как брахмачарини?» -вновь спросила она.
«Да,» - сказала я.

Айс довольно кивнула, взяла меня за руку повела в прохладную комнату.
Я оглянулась и посмотрела вниз. На улице была тишина, в торговой лавке от полуденного зноя дремали индийские мальчишки. Горячий ветер последний раз коснулся моего лица, и все замерло.

Первоисточник...


© 1999-2019 Hari-katha.org. All rights reserved.

Rambler's Top100