Hari-katha >> Разное >> Поэзия >> Ананда-мохан дас >> Садхана-бхаджан 12-22

12
"Пася коров на Говардхане,
Играют весело ребята,
И Кришна борется с друзьями,
Пока усталость не охватит.
Тогда под деревом тенистым
Располагается на ложе
Из листьев легких и душистых
И мягких лепестков цветочных.
Он голову Свою кладет,
Ложась, на чьи-нибудь колени.
И кто-то из друзей берет,
И растирает стопы нежно.
Из листьев сделав опахало,
Другой обмахивает Кришну.
Сердца друзей от счастья тают,
В любви блаженной растворившись".
Поскольку ложе из цветов
Готовят миллионы сакхов,
Он принимает столько форм,
Чтоб послужить Ему мог каждый.
Все созидает Йогамайа,
Не знает Кришна Сам порой,
Что всех служеньем занимает
Непостижимою игрой.
Поскольку мальчики с любовью
Его на ложе овевают
И растирают нежно стопы,
Махатмами их называют.
Обычным мальчиком они
Его считают в это время,
И в их естественной любви
Удачу сакхов не измерить.
Они, играя с Кришной, видят,
Что Он пасет коров умело,
Что опытен в борьбе Говинда,
С любовью служат неизменно.
Его усталость разгоняя,
Они готовы жизнь отдать,
Как Кришна, боль не замечая,
Помог Арджуне устоять.
Он Говардхан держал семь дней
И много демонов сразил.
И разве мог устать в игре,
Сражаясь с малыми детьми?
Они служить мечтают Кришне,
И Он, их чувства насыщая,
В цветочную кровать ложится
И ненадолго засыпает.
Что дарят мальчики Ему?
Исходит из души их према,
Хотя не знают, что дают,
Но Он считает это ценным.
Он, миллионы форм явив,
Приходит к ним одновременно,
Хотя не видят то они,
И наслаждается служением.
И каждый думает: "Сегодня
Удачлив я, как никогда,
Дал Кришна редкую возможность,
Поскольку любит Он меня!"
А мы служение свое
Из чувства долга предлагаем
От бремени своих грехов,
И от любви сердца не тают.
Но нет в сердцах у пастушков
И даже тени от греха.
Влечет Говинду их любовь,
И к нам бы Он пришел тогда.
"Пока на ложе отдыхает,
Ему другие пастушки
Поют красивые баллады,
Сердца их тают от любви".
Они поют о детских играх,
Наполнив расой вдохновение,
И от блаженства в сердце Кришна
Испытывает наслаждение.
Звучит их песня нежно плавно,
Полны любовью голоса,
И чувства их переполняют,
Блестят слезинки на глазах.
Как у кукушки, глас их мягок,
Блаженство Кришны нарастало.
С дневной мелодией баллады
Его усталость исчезала.
Искусны в пении они,
Звучат их голоса все выше,
Мелодии прекрасной ритм
Пленял, как звуки флейты Кришны.
Наполненные бхакти песни
Для удовольствия Его
Напоминали игры детства,
Яшоду, гопи и любовь.
Закрыв глаза, Он отдыхал,
И в мягких волнах звуков был
Торжественней, чем океан,
И преисполнился любви.
И мы должны служить с любовью,
Молясь и мантры повторяя,
И лишь тогда слова наполнит
Необходимая нам бхава.
Но чаще киртан мы поем,
Без чувств слова произнося.
Но что при этом мы пожнем,
Что вырастим в своих сердцах?
Яшода, гопи, пастушки
Испытывают столько премы,
Мы в киртане поем о них,
Желая взять пример служения.
Их премой Кришна покорен,
И слыша, как они поют,
Не может шевельнуться Он,
И слезы по щекам текут.
Приносит пение блаженство
Гораздо больше, чем массаж.
Напоминают Кришне песни
Об играх, полных озорства.
У гопи раз украв одежду,
На дерево забрался Он.
Глазами, полными надежды,
Они смотрели на Него.
Дрожа от холода в воде,
Вернуть одежду попросили,
Но Кришна им сказал в ответ:
"Вы оскорбленье совершили
И потому теперь должны
Просить прощенья по одной
Вам нужно выйти из воды,
Представ сейчас передо Мной".
От песен према возрастала,
Пока не завладела Им.
Он впал в такое состояние,
Что даже слезы потекли.
Приносит Кришне это пение
Блаженство, отдых настоящий.
Ведь киртан – лучшее служение,
Что быстро развивает расу.
Он позволяет помнить лилы,
И ум мелодией пленив,
Всех очищает в этом мире,
Безмерной славой одарив.
Кому удача выпадает
Такое выполнять служение,
Тот сердце бхакти наполняет,
Рождает прему вдохновение.

13
Прекрасны чувства пастушков,
Но счастье Нанды и Яшоды
Возвышенней, чем их любовь,
Их игры с Кришной бесподобны.
И если слушаем их днем
И медитируем на них,
Из сердца скверну уберем,
Любовь спонтанно вспыхнет вмиг.
Такая смарана позволит
Прийти к самадхи постепенно.
Садхана эта нас приводит
К возвышенной конечной цели.
Хари-катха, направив к садхье,
Очистит сердце человека,
И ни один вид вайдхи-бхакти
Так быстро не дает эффекта.
Считает Нанда сыном Кришну,
Огромную любовь питая.
"Мой дорогой!" – зовет сынишку
И на плечах Его катает.
Еще удачливей Яшода.
Хотя питает Бог вселенную,
Она Говинду грудью кормит,
Держа удобно на коленях.
"Что делали Яшода с Нандой,
Благочестиво жизнь ведя?
Какая в прошлом им садхана
Благословение дала?"
Теперь их сыном Кришна стал,
Желание сердец исполнив,
С детьми на улице играл
И как-то съел земли немного.
Тогда Яшода попросила,
Чтоб Кришна ротик Свой открыл.
Взглянув в него, она смутилась,
Там было множество светил.
Она увидела творения
И в каждом Вишну, Брахму, Шиву.
"В меня вселилось привидение?
А может с сыном что случилось?"
Раскрыв глаза от изумления,
Она взглянула снова в рот,
Но не увидела видения
И к садху повела Его.
Она священнику сказала:
"Во рту у сына… странно очень…
Пожалуйста, сними проклятие,
Наслал на Кришну кто-то порчу".
Священник ей сказал: "Не бойся,
Немного золота и ги,
Одежд, коровьего навоза
Для милостыни принеси".
Он мантры нужные прочел
И брахманам раздал дары.
Ум успокоился ее,
Хотя и не было беды.
Увидев вишварупу Кришны,
Арджуна сразу же решил,
Что это Бхагаван, Всевышний,
Ему молитвы возносил.
Но в поведении Яшоды
Нет тени аишварья-бхавы,
И Кришну только как ребенка
Она всегда воспринимала.
Хотя Шри Бхагаван всеблаг,
Она для Кришны мантры пела,
И брахманам коров раздав,
Молилась о благословениях.
Удачлив Нанда несомненно,
Но он лишь Кришну развязал,
Когда Яшода силой премы,
Связать Проказника смогла.
Родителями были также
И Деваки, и Васудева,
И Каушалья с Дашаратхой,
Но чувств подобных не имели.
Лишь у Яшоды с Нандой в сердце
Жила столь дивная любовь,
Что Васудева в ночь рождения
В Гокулу Кришну к ним отнес.
Так Бхагаван, едва родившись,
Других родителей обрел,
И праздник бала-лилы Кришны
Им видеть не было дано.
Содеяв ряд аскез суровых,
Был Васу в прошлой жизни Нанда,
Родившись полубогом Дроной,
Яшода же – супругой Дхарой.
И за аскезы их от Брахмы
Благословенье получили,
Любить им Бхагавана также,
Как мама с папой любят сына.
А Деваки и Васудева
Адити и Кашьяпой были
И тоже жизнь вели в аскезах,
И Бхагаван предстал пред ними.
"Что вы хотите?" – Он спросил.
"Как Ты, хотим иметь мы сына".
"Я Сам приду", – ответил им.
"Ведь равных Мне здесь нет в помине".
Поскольку Бхагаван им дал
Благословение такое,
И Брахма тоже обещал,
Хотя не мог того исполнить.
Но Бхагаван благословение,
Что чистый преданный дает,
Исполнит точно, непременно,
Оно высокий вкус несет.
И мы прибежище найти
У преданных таких стремимся,
В которых глубина любви
Во всем объеме проявилась.
Хотя Шри Кришна обладает
Всей совокупностью энергий,
Как океан, Он нескончаем
И полон расы беспредельно,
Пусть очень милостив Шри Кришна
И ценит преданных особо,
Прибежище мы все же ищем
У Радхарани и у гопи.
И мы стремиться стать должны
Слугой слуги одной из сакхи
И проявиться рядом с Ним
Как даси даси даси Радхи.
Доволен очень Кришна нами,
Когда мы, преданными став,
Другим в служеньи помогаем,
Считая слугами себя.

14
"Шри Кришна, слово исполняя,
Что Брахма дал Яшоде с Нандой,
Любивших очень Джанардану,
Явился сыном этой пары".
Супругов, что ватсалья-прему
Питали к Кришне, было много,
Но только Нанда и Яшода
Любили очень сильно, нежно.
И в детстве играми Его
Они могли лишь насладиться,
Когда сосал Он молоко,
Играл и весело резвился.
С колен Яшоды Он слезал
И к двери полз затем тихонько,
Но колокольчик выдавал,
Звенел неудержимо звонко.
Он оглянулся осторожно
И обнаружил с изумлением,
Что колокольчики на ножках
Очаровательно звенели.
К ним потянулся было Кришна,
Но вмиг Яшода подхватила,
Поцеловав свою малышку,
Вновь на колени посадила.
Ни Деваки, ни гопи Враджа
Подобных чувств не испытали,
Богатствами ватсалья-рати
В той полноте не обладали.
Но их родительской любовью
Он наслаждался целый год
.Когда похитил Брахма гопов,
Он принял облик пастушков.
Ватсалья-расой и коровам
Он насладиться дал возможность,
Но, как Яшода, не способен
Никто испытывать восторга.
Когда Он в Матхуру вернулся,
Освободив отца и мать,
Сел на колени, улыбнулся
И Деваки стал мамой звать.
Но Кришна был уже большим,
И много лет уже прошло,
И не могла она своим
Насытить сына молоком.
Кому из нас дано понять,
Что в сердце преданных живет,
Кто любят Кришну словно мать,
Желая опекать Его?
Когда Удхава Нандаграм
По просьбе Кришны посетил,
Родителей увидел там,
Утешить Кришна их просил.
Он до конца не смог понять,
Что заставляло плакать Нанду,
Хотя пытался размышлять.
Он думал: "Кришна – Парабрахман.
Не может Он быть чьим-то сыном,
Но Нанда видит в Нем его,
Переживает очень сильно.
Как привязаться он так смог?
Что Кришна – Бхагаван, я знаю.
Так как же я считать могу,
В иллюзии не пребывая,
Что Кришна мой сердечный друг?"
Как ни разумен был Удхава,
Нельзя понять ватсалья-расы
С позиций аишварья-бхавы,
Но он пытался разобраться.
"И почему так Нанда плачет?
Как мне исполнить просьбу Кришны?
Конечно, выпала удача,
Был Бхагаван его сынишкой.
Но что же мне ему сказать?
Что эти слезы от любви
Миры способны очищать,
И потому плачь больше ты.
Твой даршан получив сегодня,
Успеха в жизни я достигну.
Но это больше лишь расстроит,
Огонь любви его усилив.
Но если буду я просить
Его не плакать, то тогда,
Писания нарушив вмиг,
Наказан буду за дела.
В них говорится, что любой,
О Кришне плача постоянно,
Становится для всех миров
Истоком чистоты желанной.
И если кто-то ради Кришны
Прольет хотя б одну слезу,
То продвижения достигнет.
Успех приходит сам к нему".
Была Яшода рядом с Нандой,
Но плакать больше не могла,
От горя изредка, невнятно
Слетали с уст ее слова.
Она как будто умирала
С тех пор, как с сыном разлучили.
Скелет она напоминала,
От впавших глаз вились морщинки.
Удхава был не в состоянии
Ее хоть как-нибудь утешить,
Ватсалья-према необъятная
Была, как океан безбрежный.
Был потрясен Удхава, видя
Их в состоянии разлуки,
С какой необычайной силой
Она толкнула их на муки.
Они страдали от любви,
Которая жила в сердцах,
И даже не могли на миг
Подумать о других делах.
А мы, когда об играх слышим,
Когда поем и говорим,
И повторяем имя Кришны,
Способны плакать, как они?
Мы должным образом не можем
Произнести святое имя,
И потому не льются слезы,
Когда читаем мы молитвы.
Должны мы даршан получить
У тех, кто этого достиг,
Тогда успешной станет жизнь,
Преград не будет на пути.

!
"Теперь я не имею права
Назвать Тебя, как прежде, сыном.
Ты принял Деваки как маму
И в Матхуре живешь с родными.
Одиннадцатый год прошел,
Пока Ты с нами пребывал.
Ты – наша жизнь, но все ж ушел,
И наша доля лишь страдать.
Тебя сажала на колени,
Пока кормилицей была,
Кормила, защищала, пела,
Растила бережно Тебя.
И словно птица на гнезде
С яйцом, подброшенным кукушкой,
Я выполняла много дел,
Всегда заботясь о насущном.
Но лишь птенец гнездо покинет,
Его кукушка забирает,
И только издали за ними
Бедняжка-птичка наблюдает".
"О мама, Я и Баларама
Готовы с жизнью распрощаться,
Поскольку ты себя назвала
Кормилицей и так несчастна.
Надеждой Я одной живу,
Что скоро встретимся опять.
Иначе в тот же день умру,
Поскольку ты нам только мать.
Пожалуйста, прошу тебя,
Одно исполни поручение.
Коровы жалобно мычат,
И сохнут все Мои растения.
Отец мой плачет от разлуки,
Телята даже есть не могут.
Прошу, пока Я не вернулся,
За ними присмотри немного".

15
Когда родился Сын у Нанды,
Ему понадобились деньги.
Пошел он в Матхуру с товаром,
Там встретил брата Васудеву.
Тот попросил его вернуться,
Направил Камса в округ рать,
Поправ законы и рассудок,
Новорожденных убивать.
Отправился назад он тут же
И, подъезжая, у дороги
Труп демоницы обнаружил.
Как холм, она была огромной.
За Кришну испугавшись, Нанда
Скорее поспешил домой,
Когда узнал, что все нормально,
Как будто снова жизнь обрел.
Он взял Говинду на колени,
Родного сына своего,
Вдохнув с великим наслаждением
Чудесный аромат волос.
От брата слушал он рассказ,
Как спасся сын от демоницы,
И слезы капали из глаз:
"Спас Бхагаван от смерти Кришну!"
И в этом умонастроении
Воспитывал с любовью Сына,
Пока по воле провидения
Не встретился Он вновь с родными.
Когда повержен Камса был,
Остался Нанда во дворце.
Он больше суток был один
И тихо плакал: "Где же все?"
И только лишь когда стемнело,
Застав его печальным очень,
Вернулись Кришна с Баладевой.
"Отец, один сидишь ты, молча?"
"О Баларама, почему
Ты раньше не пришел ко мне?"
"Рассказывают люди тут,
Что Васудева наш отец!
Но даже если это так,
Отца другого Мы не знаем.
Нас ты растил и защищал.
Давай уедем во Вриндаван".
"Не говори так больше, сын!
От этих слов мой младший брат
Умрет с женою в тот же миг,
Ведь он ни в чем не виноват.
Шесть первых сыновей его
В тюрьме убиты были сразу.
И Вас спасли с большим трудом,
В Гокуле спрятали от Камсы.
В долгу мы перед Васудевой,
И Ты остаться будешь должен,
А с Кришной я вернусь в деревню".
"Расстаться с Кришной невозможно!"
"Конечно, Балараме ехать
Во Врадж сейчас нехорошо,
Оставив мать и Васудеву,
Но Он отправится за Мной.
Позволь остаться нам обоим,
Остатки демонов разбив,
Вернемся следом за тобою,
Как только все здесь завершим.
С тобой уехать Мы готовы,
Но люди скажут о тебе,
Что Нанда поступил жестоко,
Забрав у Деваки детей.
Пожалуйста, не делай это,
Нам нужно несколько лишь дней,
И мы вернемся, несомненно,
Во Врадж к Яшоде и тебе".
К любви стремятся существа,
И каждый будет рядом с тем,
Кто больше всех ему добра
Приносит от любви своей.
И Кришна премы, как во Врадже,
Нигде не сможет обрести.
Он в Матхуре не видел даже
И малой искры той любви.
И потому не покидает
Вриндаван Кришна никогда,
Хотя как будто уезжает,
Но все же остается там.
Хотя Его никто не видит,
Там непроявленным живет,
Поскольку Он любовью чистой
Во Врадже навсегда пленен.
С Акрурой в Матхуру явились
Не Кришна и не Баларама,
Сын Деваки и сын Рохини
Их воплощенья в аишварьи.
И благородством, как у Нанды,
Не обладает Васудева.
Он не подумал, что страдают
Без Кришны все в Его деревне.
Считал он, что не образован
В достаточном объеме Кришна.
Поэтому на церемонии
Самскару дать Ему решил он.
И на совете Уграсены
Гостей на праздник собирали
Из городов и деревенек,
Из Враджа лишь не приглашали.
Они подумали, что в Кришне
При этой встрече с враджаваси
Способна бхава пробудиться,
Он не захочет оставаться.
Как брахмачари облачившись,
На церемонию пришел,
Дал Гаргамуни мантру Кришне,
Священный шнур, прося Его:
"Иди, пожалуйста, Ты должен
Нам милостыню собирать".
И Кришна вспомнил, как Яшода
Ему пообещала дать.
Он оглянулся беспокойно:
"А где же мама? Где она?"
И с остротой особой вспомнил:
"Ты в Нандабхаване одна.
Стоишь, наверно, у двери
И то на улицу, то в дом
Глядишь и думаешь: "Где сын?
Чем занят в это время он?"
А Я на празднике играю,
Приняв священный шнур и мантру".
И Кришна с криком "Мама! Мама!"
Упал, сознание утратив.

16
Увидев как привязан Кришна,
Родными было решено
Его направить, чтоб учился
Вдали от враджаваси Он.
Отправив к Сандипани Муни,
Сочли, что там пробудет долго,
Обетам следуя и гуру,
Изменится Он понемногу.
Искусства изучил Он быстро,
За шестьдесят четыре дня
Все шестьдесят четыре вида
Безукоризненно впитал.
А между тем во Врадже люди,
Услышав что происходило,
Не знали даже что подумать,
Их это очень удивило.
"Они, считая Кришну сыном,
Священный шнур Ему надели?
Желают кшатрием насильно
Его в обряде этом сделать?
Послали обучаться Кришну
В Уджайн у Сандипани Муни,
Решив у преданного Шивы
Всему учиться почему-то?"
Во Врадже все переживали
И беспокоились за Кришну,
Особенно Яшода с Нандой,
В печаль разлуки погрузившись.
Когда у Брахмы попросили
Благословение они,
Не пожелали Бога-сына,
Хотели бхакти обрести.
Ответил Дрона: "Пусть сначала
Поведает моя жена,
Что обрести она желает".
И Дхара молвила тогда:
"Когда родится Парабрахман
Как человек для лил Своих,
Мы, обретая парабхакти,
Хотели бы быть рядом с Ним".
Отец и мать ребенка любят,
Но мамина любовь сильнее.
Она все чувствует так чутко,
Кормя, заботясь и лелея.
Всю ночь не спать она способна,
Любые трудности снося.
Самоотверженность с любовью
Нельзя увидеть у отца.
Однажды Нанда, Врадж покинув,
Уехал в Матхуру по делу,
Но не могла Яшода с сыном
Расстаться даже на мгновение.
Когда их посетил Удхава,
С ним Нанда смог поговорить,
Яшода в забытьи рыдала,
Не в силах слова проронить.
Теперь домашними делами
Она заняться не могла,
Горшки разбитые лежали,
И кухня вся в грязи была.
С великой радостью она
Готовила для Кришны раньше.
Но с Кришной будто жизнь ушла,
Остались лишь обломки счастья.
Тьма одиночества нависла,
На части сердце разрывая.
В ее делах теперь нет смысла,
Она в печали полагала.
Однажды глядя на игрушки,
Она об играх Кришны в детстве
Вмиг вспомнила, и бхава тут же,
Нахлынув, затопила сердце.
Собрав их в платяной мешок,
Свой дом покинула она,
Но лишь ступила за порог,
Ее соседка подошла:
– О сакхи, ты куда идешь?
К ним подошли другие гопи
И тот же задали вопрос:
– О мать, кого найти ты хочешь?
Яшода прежде не могла
Хоть с кем-нибудь поговорить.
От чувств нахлынувших она
Слезами заливалась вмиг.
Но в этот раз она сказала:
– Иду туда, где мой Канхаия.
– Но Он сейчас не в Нандаграме!
И в Матхуре ли Он, кто знает!
– Стоит нещадная жара,
Как в этом пекле ты пойдешь?
Дорога так раскалена,
Себе ты ноги обожжешь.
– Жить без Него я не могу.
– Что в Матхуре ты будешь делать?
– Я встретить Деваки хочу,
Припав к стопам, просить смиренно:
"Твоей служанкой быть позволь,
Я буду жизнь за жизнью ей.
И мне не сын ребенок твой,
Позволь остаться во дворце.
Для вас готовить буду я,
И лишь остатки пищи есть,
Желаю лишь одно – всегда
Служить и сыну, и тебе".
И от волнения она
Упала наземь без сознания.
Как океан любовь полна,
Незыблема и постоянна.
Имеет према много форм
И каждый раз бывает новой,
Как в океане гряды волн
Вздымаются над бездной снова.
Вайшнава-сампрадайа целью
Провозглашает Кришна-прему,
Считая прему враджаваси
Особенно большой удачей.
Смотря на Кришна-прему гопи,
Как к Радха-Валлабхе, должны
Развить в сердцах любовь в итоге,
Их Радхе с Кришной предложив.
Ее почувствовал Удхава.
Когда пришел к пастушкам он,
Одна из них шмелю сказала,
Узрев посланца Кришны в нем:
"Теперь, у гуру обучившись,
Из Матхуры вернется Кришна?
А может Он уже идет,
Дорогой, что во Врадж ведет?
Два месяца назад сказал,
Что через пару дней вернется,
Не должен был остаться там,
Но нет Его во Врадже больше.
Сейчас Он гопи вспоминает,
Как мы гирлянды собирали?
Ведь лучшая из женщин мира
Красою с гопи не сравнима.
О нас Он помнит ли хотя бы?
А может нас Он презирает?
"Из молока творят на славу,
Но больше ничего не знают".
Он, слыша песни, видя танцы,
О наших чувствах вспоминает,
Что незначительные даси
В огне любви теперь сгорают?
Когда во Врадж вернется Он,
От страха сердце защитит,
Кладя на голову ладонь,
Благоуханием пленит?
Когда Он длинными руками
За шеи будет обнимать?
Когда Он снова будет с нами,
Чтоб в раса-лиле танцевать?"

17
Однажды утром во дворе
Яшода развела огонь
И молоко в большом горшке
Установила на него.
Тем временем проснулся Кришна.
Игриво посмотрев кругом,
Но мамы рядом не увидев,
Заплакал на кроватке Он.
Услышав плачь, Яшода вмиг
Пришла и Кришну подхватила,
И на колени усадив,
Малышку молоком кормила.
В таком блаженстве пребывала,
Что слезы тут же потекли,
И грудь наполнилась от бхавы,
Что Кришна не сосал, а пил.
И молоко в горшке сказало:
"Пить может вечно молоко
Шри Кришна из груди у мамы,
Не может кончиться оно.
Я бесполезно, не дано
Насытить мне желудок Кришны,
Осталось только лишь одно –
Мне выкипеть, расставшись с жизнью".
Когда заметила Яшода,
Что закипает молоко,
Оставив Кришну ненадолго,
Она пошла скорей во двор.
Ее хотел Он удержать,
Все силы приложив Свои,
Но посадила на кровать,
Из дома выбежав на миг.
Заплакав, Он разбил горшок,
А масло обезьянам дал.
И прихватив с Собой еще,
Из комнаты Он убежал.
Когда назад она вернулась,
Увидела одни следы,
Проказам Кришны улыбнулась
И по следам пошла за Ним.
"О Кришна, обезьяний друг,
Ты безнаказанно шалишь.
Сейчас Тебя я проучу,
Мой непоседливый малыш".
Взяв палку и улыбку спрятав,
Она тихонько подошла,
Где раздавал Он обезьянам
Руками йогурт из горшка.
Увидев маму, вздрогнул Кришна,
И страх в Его глазах застыл.
Подпрыгнув, Он бежать пустился,
Хотя сам страх дрожит пред Ним.
За Кришной мама побежала,
И мы, подобно ей, должны
Поймать Говинду силой бхакти,
Как следует ее развив.
Мирского видения капля
Лишит возможности догнать,
На уровне ниргуны также
Садхаке Кришну не поймать.
Лишь образ мыслей враджаваси
Удерживает взор на Нем,
И полная самоотдача
Позволит нам догнать Его.
Мы, совершая Харинаму,
Должны о Кришне размышлять.
На даршан приведет садхана,
Его без бхакти не поймать.
Достигнуть нужно высшей цели,
Что в игры Кришны даст войти.
Влечет в садхаке Кришну према,
И Он играть стремится с ним.
И тот, кто премой обладает,
Нередко к атрибутам Кришны
Любовь такую проявляет,
Как будто перед ним Всевышний.
Яшода Кришну оставляет,
Чтоб приглядеть за молоком,
Поскольку сладости желает
На завтрак сделать для Него.
И према в искреннем желании
Мгновенно Кришну привлекла.
Так Бхарата служил сандалиям,
Которые у Рамы взял.
А мы порою безразличны,
Для удовольствия живем,
Поскольку дела нет до Кришны
И премы мы не обретем.
Мы не способны ощутить
Экстаз во время Харинамы.
Как бхакти нам быстрей достичь?
Ведь сердце от любви не тает.
Об этом размышлять должны,
Себя пытаясь изменить,
Стремясь за преданным идти,
Кто смог в себе любовь развить.
Но есть ли собственность у Кришны
Дороже преданных Его?
Без них успеха не достигнешь,
Пусть жизней будет миллион.
От мамы Кришна убегает,
По сторонам виляя ловко,
Но видя, что Его поймает,
Пошел на хитрую уловку.
Пока она за Ним гонялась,
Пришла одежда в беспорядок,
Ее прическа растрепалась,
Осыпались цветы в гирлянде.
Подумал Кришна: "В этом виде
Она решит, что неприлично
Предстать вне дома, и не выйдет
Ловить на улице сынишку".
Но у Яшоды даже тени
Подобной мысли не возникло,
Она поймать Его хотела
И только к этому стремилась.
Он выскочил за двор и встал,
Но обернуться не успел.
Схватила Кришну вмиг она,
Мирского не было в уме.

18
Яшода Кришну привела
И стала дома разбираться:
– Сейчас я выпорю Тебя!
– Не бей Меня и не ругайся!
– Тогда, пожалуйста, скажи
Зачем разбил Ты тот горшок?
– О мама, Я его не бил!
– Но кто же это сделал? Кто?
– Разбила ты его, случайно,
Когда бежала к молоку!
Была ли в духе ты, не знаю.
– Скажи, воруешь почему?
Никто в роду не воровал,
И Ты единственный в семье,
Кто здесь крадет, в чужих домах,
Покоя всей деревне нет.
Считаешь это хорошо,
Друг обезьян неугомонный!
– Не бей Меня, нет смысла в том.
– Тогда свяжу Тебя веревкой.
Поставила у ступы Кришну
И привязать к ней попыталась,
Но только ничего не вышло,
Мала веревка оказалась.
Она взяла другую, больше,
Но оказалась коротка.
Какой бы ни была веревка,
Все не хватало два вершка.
За талию связать Его
Никак Яшода не могла,
Уж много времени прошло,
Веревки все перебрала.
"Связать Яшода так старалась,
Что от усилий вся вспотела,
Разорвалась ее гирлянда,
И Кришна ей позволил это".
Не удавалось ей связать,
Поскольку Кришна не хотел,
И не желала сильно мать,
Упорства не хватало ей.
Являет Кришна милость тем,
Кто совершает бхаджан твердо
И верит, что придет успех,
Что Кришну покорит любовью.
Нельзя связать одной садханой,
Пока привлечены мирским
И все до капли не отдали
Не только тело, но и жизнь.
И сердце Бхагавана тает,
Когда такой Он бхаджан видит,
На преданного проливает
Неописуемую милость.
А мы с удобствами живем
И постоянно вдоволь спим,
Нам холод в доме ни по чем,
Всегда достаточно едим.
"И Брахма, Шива, Лакшми-деви,
Кто грудь Мукунды украшает,
Такую милость не имели,
Какую Он Яшоде дарит".
Шри Брахма – Бхагавана сын,
Но милости, как мать Яшода,
Он все равно не получил,
Не жил во Врадже вместе с гопи.
Лишь раз в игру включился он,
Когда Говинда наслаждался
Любовью гопи и коров,
Хотел над Кришной посмеяться.
Украв телят и пастушков,
Пришел во Врадж взглянуть на Кришну.
Их с Ним увидел, и потом
Все в Нарайан вдруг превратились.
И даже палки и корзины
Предстали в облике Божеств,
И полубоги Им молились,
Все заливал небесный свет.
Был Брахма очень потрясен,
Упал к Его стопам, как палка,
И в тот же миг исчезло все,
Лишь Кришна рядом улыбался.
Освобождение даря,
Шри Кришна всех благословляет.
Но милость Он Яшоде дал
Такую, что Его пленяет.
"Шри Кришна – явь всех целей жизни,
Но с наслажденьем молоко
Сосал у гопи и коров,
Кто, словно матери, любили.
Оно само текло у них
От чувств, которые питали,
От материнской их любви
Его заботой окружали.
Поэтому оставив тело
Они не ввергнутся опять
В круги рождения и смерти,
Невежды там должны страдать".

19
Однажды пастушки и Кришна
Пасли коров в большом лесу,
Но вдруг пожар внезапно вспыхнул,
Разросся быстро на ветру.
В кольце огня все очутившись,
На помощь стали тут же звать:
"Спаси нас! Баладева! Кришна!"
"Глаза закройте!" – Он сказал.
Вмиг Кришна пламя проглотил,
И улеглась вокруг стихия.
Глаза открыть Он попросил,
Все удивились: "Все как было!"
Так бхаджану благодаря,
А также Бхагавану, гуру,
Минуем мы мирской пожар
И обретаем жизнь иную.
В той вечной жизни мы находим
Путь становления души
И к Кришне по нему приходим,
Блаженство чтобы обрести.
"Приносит даршан Кришны гопи
Необычайное блаженство,
А миг разлуки с Ним подобен
Неисчислимым югам бедствий".
В воспоминаниях о Нем
Они лишь привязались к Кришне,
Но не построили еще
С Ним отношений близких личных.
И жаждут даршан получить,
Когда с коровами вернется,
Не могут гопи глаз закрыть,
Навстречу Кришне сердце рвется.
Возвыситься до пурва-раги
Обычный преданный не может,
Сначала на ступени бхавы
Познать свою сварупу должен.
"Скажите, сакхи, для чего
Стремимся слушать имя Кришны?
Нам трогает сердца оно
И разрушает наши жизни".
"Мгновенная разлука с Ним
Тысячелетиям подобна,
Весь мир нам кажется пустым,
И слезы льются, как потоки".
Охватывает их мгновенно
Неудержимое желание
Достичь Говинду непременно,
В том смысл познания писаний.
Хотя не можем, словно гопи,
Так медитировать сейчас,
Но слушание шастр способно
Помочь развиться бхаве в нас.
Достичь духовной глубины
Должны мы, чувства развивая,
Что на мгновение забыть
Говинду им не позволяют.
Мы повторяем Харинаму,
Учась, писания читаем,
Но ум, мгновенно ускользая,
В мирских утехах пребывает.
Когда уходят эти мысли,
И занят ум Хари-катхой,
Проснутся чувства в сердце чистом
Любви духовной неземной.
Дороже нет Хари-катхи,
Духовной пищи человека.
И мы любить ее должны,
Поскольку в ней залог успеха.
"Дочь Вришабхану Махараджа
Сидит одна в недоумении,
Не отвечает даже старшим,
Что происходит с Ней не ведает.
Увидела однажды Шьяму,
Но Он исчез, похитив сердце.
Что с Ней никто не понимает,
Она сойти не в силах с места.
Ни пить, ни есть теперь не хочет,
Одежды красные одеть,
Она забыть боится очень
Лицо, одежду, тела цвет.
Вплетая в волосы цветы,
Одни лишь белые берет,
Чтоб не напомнили они,
Он сердце покорил Ее.
Изгнать из сердца не могла,
Она на небо посмотрела,
Где облаков гряда плыла,
Как тело Шьямы, цвет имела.
Дышала Дева глубоко,
А ум растерянно блуждал.
Она то уходила в дом,
То возвращалась, где была.
Из старших кто-то Ей сказал:
– Зачем сюда пришла, скажи?
Завороженный взгляд застыл.
Ты осторожной быть должна!
И на мгновение одно
На мальчика того у стада,
И даже в сторону Него
Взглянуть небезопасно, Радха.
Иначе выполнять не сможешь
Свои домашние дела.
Ты старших не боишься больше?
Ведь Ты не слушаешь меня.
А может дух Тебя терзает,
А может это полубог?
Она сознание теряет,
Не понимая ничего.
Она, конечно, не безумна,
И дух не властвует над ней,
Попала просто в ту ловушку,
Что ставит Шьяма, черный змей".
Прекрасна эта пурва-рага.
Но как садхаке ощутить?
Материальные желания
В его уме стремятся быть.
Но если шанс он обретет
Служить возвышенному гуру
И милость Бхагавана, то
К нему придет тень бхавы тут же.
Нам очень нужно осознание
Всей глубины подобных чувств,
Мечту увидеться со Шьямой
Проявит в нашем сердце грусть.
Покой исчезнет без следа,
И будем думать мы с волнением:
"Не видя Кришны, жить нельзя!
Что должен делать я в служении?"
Узнав всю сладость Харинамы,
Язык ничто не остановит.
И общепринятые нравы,
И страх бессильны пред любовью.
И стыд такой неведом гопи,
Не сводят с Кришны глаз они,
Когда Он мимо них проходит,
Блаженство возрастает их.
И проклинают гопи Брахму,
Который сделал веки плохо,
Глаза, моргая, закрывают
И разлучают с Ним надолго.

20
Умы, сердца и чувства гопи
В Говинде так растворены,
Что ощутить они не могут
Себя несвязанными с Ним.
Лишь даршан Кришны обретя,
Такое можно пережить,
И только расика-вайшнав
Об этом людям говорит.
"Отдав всецело Кришне сердце,
Стремятся гопи повторить
Осанку, мимику и жесты,
Его манеру говорить.
Они отдали Кришне душу,
Ему поют все время славу,
Забыли полностью о нуждах,
О семьях и делах, забавах".
Они искали Кришну всюду,
О Нем расспрашивали всех –
Деревья, Туласи, Ямуну –
Но не нашли Его нигде.
Как будто духи в них вселились,
Они бродили по лесам,
И их природа изменилась,
Как в сильном пламени металл.
О Кришне мысли поглотили,
Все стали подражать Ему,
О семьях и себе забыли.
– Скажи, красиво я иду?
– А как играю я на флейте?
– Сейчас я ласково смотрю?
– Зачем пришли в мои владения,
Что собираете в лесу?
Мы возвращаемся домой,
Не достигая быстро цели,
Сменяя бхакти суетой
Материальных наслаждений.
Но гопи так не поступают,
Из леса не ушли домой
И в песнях Кришну прославляют,
Соприкоснувшись с добротой.
"Ты очень милостив, Прабху.
Но почему греха боишься,
Нам стопы возложив на грудь?
Святое имя все очистит".
Освободится человек,
Все Бхагавану отдавая,
От всех грехов за долгий век,
Что во вселенной пребывает.
Когда от всех его грехов
Следа не остается даже,
К нему является Господь,
Он тут же получает даршан.
Когда Гаджендра с крокодилом
В воде отчаянно боролся,
Он к Бхагавану обратился
И хоботом поднял вверх лотос.
"Прабху, я предаюсь Тебе!
Теперь не важно для меня,
Спасешь мне жизнь Ты или нет,
Какая ждет меня судьба".
И силой преданности так
Анартхи, апарадхи все
Разбиты были до конца,
И Вишну тут же прилетел.
Убил Он чакрой крокодила,
Гаджендра был освобожден.
Нас карма мучает незримо,
Разумный к садху привлечен.
И гопи молят: "О Говинда,
Ко всем предавшимся Тебе
Ты милостив неизмеримо,
Грехи уничтожая все.
Страх осуждения людьми
Преодолев в своих сердцах,
Теперь Тебе мы предались,
Оставив все: семью, дома.
Но Ты не даришь даршан Свой,
От нас сокрытым оставаясь.
И разлученные с Тобой
Мы только слезы проливаем.
О, неужели грех остался,
На свете нет несчастней нас.
Как нужно нам еще предаться,
Чтоб даршан получить сейчас?
Пожалуйста, даруй его,
На головы нам стопы возложи,
Мы молим только об одном,
Чтоб змей разлуки не страшил.
Стопам Шри Лакшми вечно служит,
Но нам такое не дано,
Поскольку рождены в Гокуле
В обычных семьях пастухов.
Ты милостив, что даже в зной
Без обуви и без зонта
Ведешь на пастбище коров.
Есть кто-нибудь добрей Тебя?"
Поют о Кришне мелодично,
Святое имя прославляя,
Все формы, качества и лилы,
Свой ум в садхану вовлекая.
Об играх Кришны гопи пели,
И как встречался с ними Он,
И угощал в разгар веселья,
Гирлянды делал из цветов,
Как с утомленных лиц и тел
Пыль аккуратно вытирал,
Из лепестков цветов постель
Для отдыха им делал Сам.
В разлуке Кришну прославляли,
Забыв о мире и себе,
И даже если и ругали,
Не прекращали гопи петь.

21
Арена Матхуры, борцы,
Убитый слон, полны трибуны,
На троне царь, но он забыт,
На Кришну только смотрят люди.
В глазах волнение, тревога,
Надвинулись на Кришну вмиг
Борцы огромные, как горы,
А сердце женщин говорит:
"Что гопи раньше совершили,
Что получили вечный дар –
Во Врадже видеть облик Кришны,
Глазами пить его нектар?
Он воплощает красоту,
Непревзойденный, несравненный
И свежий, новый, совершенный.
Узреть его дано кому?
Лишь в Нем одном одновременно
Являет все богатство, славу,
Великолепие и прему
Неведомый для нас Вриндаван".
"Что за аскезы совершали,
Что сладостный прекрасный облик
Во Врадже гопи созерцали,
Гуляя с Кришной беззаботно.
Там со счастливым сердцем Он
Играл в лесах на Говардхане,
Где красотой их был пленен,
И с ними танцевал ночами".
Прекрасны Рама, Нарайана
И остальные воплощения,
Но красота их уступает
И с Кришной не идет в сравнение.
Он украшения одев,
Становится еще прекрасней,
Но если снимет их затем,
Лишь замечательнее станет.
И что бы ни происходило,
Его краса лишь возрастает.
Очаровательному Кришне
И пыль красу лишь добавляет.
От постоянной новизны,
Что проявляет этот облик,
Взгляд невозможно отвести,
Чарует даже Купидона.
И женщины узнать хотели,
Как даршан получить такой,
И славу гопи тем воспели,
Ведь на арене Он другой.
Они смотрели с премой в сердце,
И потому открылась им
Неиссякающая свежесть,
Что не было дано другим.
Не так прекрасен в клетке лев,
Как на свободе в чаще леса,
И сладость Кришны видят те,
Кто с Ним в лесу во Врадже вместе.
Аскезы нужно совершать,
Чтоб видеть Бхагавана всюду.
А научившись созерцать,
Зачем служить еще кому-то?
На даршан Кришны не прийти,
Не повторяя Харинамы,
Не слушая Хари-катхи,
И без служения вайшнавам.
Посредством Йогамайи в мир
Нисходит Бхагаван Шри Кришна,
Очарованием пленив,
К Нему чтоб души возвратились.
И этот облик лучше всех,
Он – украшенье украшений,
Его увидеть есть успех,
Вершина наших достижений.

22
Увидев Кришну на арене,
Все горожанки сокрушались,
Что не имеют дивной премы,
Которая бы позволяла
Увидеть им столь чудный облик
Неописуемой красы,
Всегда доступный только гопи,
Всевозрастающей любви.
Вовне Вриндавана нельзя
Увидеть Кришну пастушком.
Он флейту в Матхуру не взял,
Не откликается никто.
Лишь гопи могут насладиться
Непревзойденной красотой,
Во Врадже Он для них открылся,
Поскольку премой их пленен.
Спонтанная любовь в сердцах,
Растущая неизмеримо,
Раскрыла сладость Кришны там
Во всем объеме до вершины.
Высь этой премы не опишешь,
Ей обладают только гопи,
Кто в четырех мадхурьях Кришны
От рас блаженствовать способны.
Динамика их встреч такая,
Что Кришна, премой их плененный,
Служить подружкам начинает,
Чтоб были всем они довольны.
Усиливает даршан Кришны
У гопи прему в сотни раз,
Спонтанность чувств, в ней воплотившись,
Мадхурьей Кришны рождена.
Голодный съест любое блюдо,
И гопи к Кришне так стремятся,
Что наслаждаются мадхурьей
Во всех без исключенья расах.
И потому их махабхава
Растет все больше безгранично,
В процессе вечном сохраняя
И новизну, и необычность.
Все формы этой махабхавы
В Шри Радхике воплощены,
И многочисленные сакхи
Частями проявляют их.
Как воплощения Шри Кришны,
Что существуют в Нем всегда,
В Ней пребывают героини,
Которых триста шестьдесят.
И этому благодаря
Она ум Кришны привлекает,
Для удовольствия всегда
Из чувств, что нужно, проявляя.
И только изначальный облик
Он принимает перед Ней
В разлуке и при встрече новой
Для лил с возлюбленной Своей.
Являясь к Ней издалека,
Приходит в изначальной форме,
Пусть в медитации Она,
Чтоб полностью была довольна.
Однажды Радха размышляла
И в игры Кришны вся ушла,
Вдруг кто-то со спины руками
Закрыл тихонько Ей глаза.
"Лалита?" – молвила – "Вишакха?"
"Судеви? Читра? Индулекха?" –
Она перебирала сакхи,
Не достигая тем успеха.
"О Шьямасундара!" И Он,
Открыв глаза, присел с Ней рядом.
Им было радостно вдвоем,
Не может Он покинуть Враджа.
Возвышенная махабхава
Настолько сильно привлекает,
Что Он приходит во Вриндаван,
Но только гопи навещает.
"О дорогая Радха, Я
В далекой Двараке теперь
На многих женщинах женат,
Но их люблю не так, поверь.
Искал кишори во вселенной,
Которая б с Тобой сравнилась
Красою, нравом и сложением,
На Сатьябхаме так женился.
Я остаюсь с ней потому,
Что Мне Тебя напоминает,
С ней тысячи Моих супруг,
Подобно гопи пребывают.
Но если только перестанут
Напоминать Мне о Тебе,
Немедленно Я их оставлю,
Что проку в этой суете.
Ты говоришь, что умираешь
От ощущения разлуки,
Но Нарайане поклоняясь,
Спасти от этого хочу Я.
Его мистическая мощь
И милость позволяют Мне,
Пронизывая день и ночь,
Являться каждый раз Тебе.
Ни в медитации являюсь,
Ни в воплощеньи кайа-вьюха,
Исходный облик принимаю
И во Вриндаван прихожу Я.
Твоя безмерная любовь –
Мое великое богатство.
Во Врадже, в Двараке никто
Не знает, что к Тебе являюсь.
И Я надеюсь, очень скоро
Увидимся, как прежде, вновь,
Не будет больше этой скорби,
И встреча радость принесет".

!
Прийти к нам может эта бхава
Лишь от того, кто ей владеет.
По милости его Вриндаван
Раскроет перед нами двери.
Увидим Кришну только в дхаме:
Будь то Гокула иль Голока.
Как следствие воспоминаний,
Мы получаем то от Бога.
"И всех удачливее гопи,
Всем сердцем в Кришну погрузились,
Хотя всегда они в заботах,
За ними старшие следили.
Пусть доят вечером коров,
Взбивают йогурт или масло,
Детей качают, моют дом
И собираются на праздник,
Их сердце с Кришной пребывает,
И слезы от любви текут,
Когда безудержно о славе
Всеочищающей поют".
От Матхуры до Враджа близко,
И жители ее способны
Немного жаждой насладиться,
Поняв крупицу бхавы гопи.
Они удачливы настолько,
Что даже с Кришною в разлуке,
Домашние дела исполнив,
Поют и даршан вновь получат.
Их песни очень мелодичны,
Нежны, как утренний мотив,
И видят гопи рядом Кришну
Глазами бхавы и любви.
Все предписанья вайдхи-бхакти
Садхака должен соблюдать,
Но сердце рагануга-бхакти
Позволит бхавой заполнять.
Во Врадж из душ лишь та придет,
Что жаждет в сердце рагануги,
А вайдхи-бхакти приведет
Ее лишь только на Вайкунтху.
Как драгоценнейший сосуд,
Внутри у человека сердце,
И вайдхи-бхакти чистоту
В нем наведет, убрав всю скверну.
А рагануга-бхакти может
Всю воду чистую его
Нектаром сделать премы гопи,
Что к Кришне тут же унесет.
Увидеть Кришну умным, ловким
В искусстве наслажденья расой
Во Врадже многие способны,
Но гопи могут с Ним общаться.
Когда во время раса-лилы
Они и Кришна вместе пели,
Взяв ноту выше, победили.
Петь киртан – лучшее служение.


© 1999-2019 Hari-katha.org. All rights reserved.

Rambler's Top100