= карта сайта =
Частые вопросы
Аудио-архив
Библиотека
= Словарь =
= Ссылки =
= Разное =
Hari-katha >> Разное  >> Разное >> Индрадьюмна дас >> БЫЛИ ЛИ МЫ НА ЛУНЕ?-2

Еще про Муров — мой опыт общения с ними подтверждает, что «высадка на луну» была сфабрикована.

Итак, я и Роб Мур, мой сосед и хороший друг, смотрели на космическую программу совершенно не так, как она официально преподносилась. Когда был запущен Аполло, я, смотря все это по телевизору, был преисполнен скептицизма и мыслей типа: «Ну, хорошо, эту часть можно с легкостью сфабриковать. Это, по-видимому, тоже сфабрикована.» Ничто из того, что я смотрел по телевизору, не остановило моих тяжелых дум.

Заканчивался 1969 год. Мы с Робом заканчивали Высшую школу. В это время было произведено первое (так называемое) приземление на луну. Мы постоянно шутили на эту тему, не веря в то, что это на самом деле произошло. В это время я очень много времени проводил в закрытой для общего пользования библиотеке исследовательского института, в котором к тому времени работал Роб, давший мне пропуск. Это была поистине великолепная библиотека. Я проводил здесь день за днем в поисках Бога. У них было много ведической литературы (Вед), и книг о Иисусе Христе, которые я нигде прежде не видел. Часто мы допоздна засиживались вместе с Робом, разговаривая физике, о Боге и религии, различных философиях, то, почему мы оказались в этом поистине странном мире. В это самое время Роб начал открыто рассказывать мне о тех секретных исследованиях, которыми занимались он и его отец. Многие годы я был одним из ближайших друзей Роба. Я знал его с девятилетнего возраста. Отец ему очень доверял и посвящал в секреты своей работы, а так как я был лучшим другом Роба, он начал открывать мне то, что рассказывал ему отец.

Шел 1970 год, когда он показал мне различные чертежи, таблицы и рапорты, которые дал ему его отец. На каждой странице этих документов ясно значилось, что это были секретные материалы. Боб Мур действительно любил своего сына. Всего у него было 3 сына и 1 дочь, среди которых Роб, мой друг, был старшим. Но он был совершенно другим, он был гением. Он с отличием окончил Высшую школу. Он мог с легкостью дискутировать на любую тему, начиная с квантовой физики или какой-либо глубокой философии и заканчивая музыкой и женщинами. Он был книжным червем. Он не мог, разве что, читать по латыни. Боб Мур гордился своим сыном и готовил его к вступлению в свой элитный мир тех, кто был занят сверхсекретными работами над проектами, представлявшими национальные интересы.

Позднее мне пришлось покинуть наш славный городок, и я смог поговорить с Робом лишь через пять лет. Я позвонил по тому номеру, который знал, но его там не оказалась. В конце концов, путем некоторых уловок, я узнал номер его домашнего телефона и позвонил туда. Первый звонок окончился неудачей, так как та женщина, которая взяла трубку, сказала мне, что Роб здесь не живет. В добавок она стала допытываться у меня, откуда я узнал номер телефона, так что мне пришлось повесить трубку. Я позвонил вечером следующего дня, и, к счастью, Роб взял трубку.

Мы разговаривали уже не как старые добрые друзья. Какая-то стена повисла между нами. Я спросил его, общается ли он до сих пор со своим отцом. Он ответил, что «да». Мне стало ясно из разговора с ним, что он и его отец имеют одинаковый уровень доступа к секретным материалам, касающимся развития космической программы. Роб попросил более никогда ему не звонить, намекнув, что иначе со мной может случиться несчастье, например, меня могут «случайно» застрелить или что-либо еще в этом роде. Не по его вине, конечно.

Я упомянул о том, что однажды, в начале семидесятых, Роб показал мне некоторые секретные материалы, содержащие цветные рисунки и отчеты. То, о чем они рассказывали, было реальной космической программой. Никаких Меркуриев, Джемини и Аполло там и в помине не было. Это были рисунки оснащенных крыльями шатлов, космических кораблей многоразового использования. На нескольких из них целая флотилия из 10-20 таких кораблей строила «космическую станцию».

Как вы можете видеть, мой друг Роб поведал мне достаточно. Он объяснил, что ни мы, ни русские никогда не летали на луну. Не только это, но и то, что мы никогда не летали выше 25 000 миль от земли! Мне кажется, что это была одна из теорий А. Эйнштейна, касавшаяся космических путешествий и гласившая, что, однажды достигнув скорости чуть более 24 000 миль в час и направленная по правильной траектории, ракета сможет преодолеть земную гравитацию и затем будет свободно скользить в космическом пространстве, не нуждаясь в дополнительной энергии. При такой скорости корабль, двигающийся по направлению к луне, преодолеет земную гравитацию, и, когда он пролетит две трети всего расстояния, лунная гравитация станет сильнее, и корабль, набирая скорость, будет притягиваться уже лунной гравитацией. Эта как раз та «теория», согласно которой они смогли «побывать» на луне.

Роб сказал, что вся, так сказать, публичная космическая программа была основана на этой теории, но она не является полностью правильной. То, что он рассказал мне, и что я прочел в секретных рапортах НАСА, говорило о том, что во-первых, ракета имеет ограниченное количество топлива. Таким образом, если ракета или космический корабль и достигнет скорости 24 000 миль в час, топливо вскоре закончится, если, конечно, вы не выключите двигатели. Кстати, последняя ступенчатая ракета, которая (предположительно) направилась с Аполло по направлению к луне, имела топлива лишь для 6 секунд броска. Но, даже если бы корабль и достиг необходимой скорости, то, согласно моему другу Робу, земное притяжение не позволило бы ему вырваться в открытый космос, замедлив его движение гораздо быстрее, чем корабль смог бы войти в радиус действия лунной гравитации. Пока корабль остается на орбите земли, он может поддерживать нужную скорость, но, как только он попытается выйти в космос, он не сможет сделать этого. Самое большее — он сможет подняться на более высокую орбиту.

Радиационный пояс Ван Аллена. Преодолели мы его или нет?

Земная атмосфера ограничена расстоянием 25 000 миль от поверхности планеты, но далее, в пределах следующих 25 000 миль есть другая атмосфера. Она состоит не из газа, а из электронов и протонов. Электромагнитная плазма. Она известна под названием радиационного пояса Ван Аллена. В 1958 году Соединенные Штаты послали свой первый Explorer (Исследователь), чтобы определить, как высоко мы можем оторваться от земли. Корабль должен был преодолеть земную гравитацию, достигнуть пределов луны и продолжать свой полет далее в открытом космосе. В районе 25 000 миль от поверхности планеты он вошел в пояс интенсивной радиации, плотную атмосферу электромагнетической энергии. Пояс был кране плотным и интенсивным. Настолько интенсивным, что после того, как корабль послал несколько сигналов, с его борта поступила последняя информация, говорившая о том, что все без исключение электрические приборы на борту попросту изжарились под воздействием сильного электромагнитного излучения в этом радиационном поясе.

В конце пятидесятых и в начале шестидесятых США посылали один Explorer за другим в попытках научиться предохранить приборы от перегорания и вырваться за радиационный пояс, опоясывающий всю планету. Одна за другой их попытки окончились неудачей. Русские, в свою очередь, также посылали свои исследовательские зонды. В общей сложности обе страны сделали 30-40 попыток, которые окончились неудачей. Радиационный пояс оказался неприступным. В конце пятидесятых вся электроника основывалась на лампах. В начале шестидесятых стали использоваться транзисторы. Исторические тексты наших дней рассказывают нам о том, СССР был первой страной, чей зонд преодолел разрушительную радиацию. Как бы там ни было, но они заявили, что их зонд преодолел  радиационный пояс. (Но я также читал где-то, что радиация, на самом деле, настолько интенсивная и сильная, что потребовалась бы броня толщиной 2-3 фута ( 60-90 см. - прим. пер.), чтобы обеспечить достаточную защиту. Кроме того, любая антенна будет служить проводником для электронной плазмы, позволяя ей войти внутрь корабля и разрушить электронное оборудование. Согласно описаниям, предоставленным самим НАТО, такой щит на Аполло, корабле, якобы отправленном на луну, отсутствовал. Тогда каким же образом они смогли преодолеть радиационный пояс. Но русские заявили, что их зонд на самом деле достиг луны, разбившись о ее поверхность. Позже, когда стали использоваться интегральные схемы, основанные на чипах, проблема с радиацией стала даже более актуальной, так как размер транзисторов сократился до десятых долей миллиметра. При таких маленьких размерах космические частицы вызывают по меньшей мере нарушение функционирования приборов за считанные минуты, если не «вырубают» их навсегда.

Конечно, все интегральные схемы, используемые в космосе, устойчивы к действию радиации, а каждый чип покрыт сверху оболочкой из чистого золота. Но является ли эта радиационная защита достаточно надежной не только в пределах первых 25 000 миль до радиационного пояса, но и позволяющей кораблю также беспрепятственно пройти сквозь радиацию следующих 25 000 миль. Я полагаю, что, в любом случае, защита не только недостаточна, чтобы преодолеть ее, но даже войти в океан интенсивного излучения пояса Ван Аллена. Мой друг Роб, физик -ядерщик, поведал мне в 1972 году, что радиационный слой простирается примерно 25 000 миль или около того. Целый океан плотной электромагнитной плазмы, океан электронов и протонов. С другой стороны этого пояса — не менее разрушительные для приборов солнечные ветра и интенсивное космическое излучение гамма и Х лучей. Достаточно интенсивное, прежде всего, чтобы заглушить радио -волны, идущие от корабля, что уж говорить о чувствительных интегральных схемах. Ученые заключили, что радиационный пояс Земли — это, прежде всего, часть нашей атмосферы, защищающей планету от космической радиации и солнечных ветров, устраивающих шторма по всей солнечной системе.

Был ли радиационной пояс причиной начала лжи?

Так или иначе, согласно моему другу Робу, земляне никогда еще в истории космонавтики не преодолевали радиационный пояс ни с помощью Исследователей, ни Апполона, ни Пионера, ни Маринера, ни Викинга или любого другого подобного им корабля «для исследования глубин космоса». Тогда почему НАСА и русские говорят, что они сделали это?

Шла война, холодная война. На карту были поставлены политическое доминирование и влияние. Поэтому интеллигенция и военщина США также решила начать фабриковать некоторые космические миссии.

Никто из сторон не хотел ядерной войны. Если бы, не дай Бог, такая война случилась между США и СССР, весь мир был бы разрушен. Русские знали об этом также хорошо, как и мы. Поэтому наука и технология стали полем битвы. Но после 40 попыток обе стороны были разочарованы. СССР решил, что было бы лучше сфабриковать прогресс, нежели идти на риск участия в войне, ведущей в никуда. Скорее всего, решение сфабриковать некоторые из ранних миссий было сделано с хорошими намерениями в интересах всего человечества.

Однажды начавшись, ложь уже не могла прекратиться. Русские объявили, что их зонд не только преодолел радиационный фон, но и преодолел земное притяжение и вышел в открытый космос, врезавшись затем в лунную поверхность. Соединенные Штаты, затем, заявили тоже самое. Если вы не можете победить их, присоединитесь к ним.

Каждая миссия в глубокий космос была сфабрикована. Вояджеры, Галлилеи, Меркурии, Джемини, Аполло или что там еще. Пробы Венеры, Сатурна, Марса и так далее, все были сфабрикованы. То, что не было обманом, — это большинство полетов, сделанных в пределах первых 25 000 миль от поверхности планеты.

Каким образом они фабриковали полеты зондов в глубокий космос в 70-х гг.

Каким же образом они сфабриковали такое множество «путешествий» к Венере, Сатурну, Марсу и так далее?

В один прекрасный день в 1978 году я задал этот же вопрос самому себе. Это было как раз сразу после выхода фильма «Звездные войны II». Ко мне в руки попала подшивка журналов киноиндустрии. В них были объявления от компаний, создававших спецэффекты и работавших на Голливуд. «Звездные войны I» был сделан в основном с использованием моделей, но позже Джордж Лукас использовал часть прибыли от фильма для оборудования лаборатории, получившей название Пиксар. В этой лаборатории проводились работы по усовершенствованию технологии для создания нашумевших в свое время спецэффектов фильма «Звездные войны II». При этом использовались разработки таких фирм, как Computer Workstations и CG (Computer Graphics). Я наткнулся на одно очень интересное объявление, разглядывая журналы киноиндустрии. Оно гласило, что одна компания, работавшая ранее на Джи-Пи-Эл, НАСА и другую военщину, продает программное обеспечение и шаблоны, позволяющие создавать эффекты объемного изображения, перспективы, отражающей поверхности, теней и так далее. Но, что более всего приковало мой интерес, была надпись, гласившая, что информация, которую они продавали, в течение десяти предшествующих лет разрабатывалась НАСА и военными Соединенных Штатов и считалась вплоть до настоящего времени высоко секретной информацией.

Та же технология, что использовалась при создания визуальных эффектов пространства, планет и космических кораблей для фильма «Звездные войны II», разрабатывалась и использовалась НАСА и Джи-Пи-Эл десятилетием ранее. Все зонды, якобы картографировавшие поверхности Венеры, Сатурна и так далее, посылали на землю информацию и фотографии в виде электронных сигналов. Таким образом, все это возможно было создать с помощью компьютерной технологии нового поколения. Секретная организация Джи-Пи-Эл имела в своем распоряжении самый мощный супер-компьютер тех дней. Все, что требовалось, — это посылать сигналы с некоего спутника, вращающегося по земной орбите, которые принимались бы земной группой слежения за полетом как идущие из глубокого космоса.


© 1999-2017 Hari-katha.org. All rights reserved.

Поставь себе такую кнопку Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100