= карта сайта =
Частые вопросы
Аудио-архив
Библиотека
= Словарь =
= Ссылки =
= Разное =

глоссарий

Hari-katha >> Разное >> Проза >> Как Махараджа Кали в лесу жил

Как Махараджа Кали в лесу жил
(Крамольная сказка неизвестного автора)

"В наше время Махараджа Кали, олицетворение
нынешнего века, века деградации, рядится в
одежды преданного Шри Гоуры"

(Шрила Бхактисиддханта Сарасвати Тхакур Прабхупад)

Давным-давно, пять тысяч лет назад, родился на свет малыш по имени Кали: нежный и хрупкий, как любое дитя, только вот нрав у него был пакостный. С первых же дней он невесть откуда научился врать и притворяться, браниться грубыми словами, обижать слабых и мучать животных. И хоть роду он был незнатного, очень ему хотелось стать царем, да не просто царем, а владыкой мира. Богатств он хотел тоже не простых: не деньги ему были нужны, а сердца и умы обитателей земли нашей. Никто его царем не ставил, поэтому он сам надел царские одежды и пошел искать себе счастья.
Случилось однажды, что попался Махараджа Кали императору Парикшиту на глаза. Да попался в тот самый час, когда бил корову, кормилицу рода людского. Разгневался благородный Парикшит на Кали, занес меч над его головой:
- Как смеешь, гнусный самозванец, над священным животным измываться?
Испугался Кали, припал к стопам императора:
- Пощади, владыка! Я твой раб. Не станешь же ты карать того, кто сдался на твою милость.
Пощадил его Парикшит, но велел сгинуть с глаз и не появляться больше в царстве парикшитовом. Кали тогда удивился:
- Куда же мне идти? Твоя власть повсюду. Однако время пришло, когда я должен начать свое грязное дело: совращать всех с пути истины. Скажи, где мне найти прибежище?
- Отправляйся туда - молвил Парикшит, - где убивают животных, пьют вино, играют в азартные игры и предаются разврату.
- Но в твоем царстве нет таких мест. Назови еще одно пристанище.
Подумал царь и сказал:
- Деньги и золото. Вот тебе пристанище. С них начинается ложь, вражда и зависть.
Так обрел Кали прибежище. И стал он по миру ходить, деньгами и золотом всех совращать. Где находил слабых до власти и богатства, там владычествовал безраздельно. И такую силу обретал, что люди становились как звери и забывали, зачем людьми родились.
Пожалел тогда Всевышний Господь обитателей земли нашей и пришел к ним в образе Шри Чайтаньи, златоликого Гоуранги, чтобы научить всех божественной любви - той, что каждого делает неподвластным Махарадже Кали.

Не одну тысячу лет шествовал Кали по земле и забрел однажды в лес, тот самый лес, где когда-то шел со своими спутниками Господь Чайтанья. Господь шел там и любовью Своей покорял всех обитателей леса. Божественная любовь пробуждалась в их сердцах, и тогда львы и слоны, тигры и лани, птицы и змеи забывали о своей вражде, о том, что они вообще звери, и словно небожители принимались славить Господа, кружась в восторженном танце. Надолго звери сохранили память о тех чудесных днях. Свято берегли они память о Господе Чайтанье.
Вот и теперь, когда оказался Кали в лесу, он услышал, как счастливые звери громко и дружно пели: "Нитай-Гоура Харибол! Харибол!" Дурно стало Махарадже от такого пения, не по себе как-то. А когда его ушей коснулось "Радхе, Радхе, Радхе! Джая, джая Шри Радхе!", он бросился бежать, да так, будто кто его убить хотел. Недолго пробежал Кали, свалился без чувств. А придя в себя, стал думать: "Вот оно что. Вот почему я никак не могу проявить себя в полную мощь. От этих поющих счастливчиков исходит огромная сила, она способна уничтожить и меня самого. Что ж теперь делать? Как мне убрать их с пути? Думай, Кали, думай". И стал он думать, а меж тем принялся сновать по лесу, прячась в кустах и зарослях, и все выслушивал да высматривал, кто чем живет да с кем дружбу водит. Пришлось ему для этого, правда, сердце с совестью выбросить - чтоб пение имени божьего не повергало его в страх - да он ими и так никогда не пользовался. Достал, на кусочки порезал и по миру развеял. Все по-немногу получили его мертвого, бессовестного сердца: цари, торговцы, священники, стражи порядка, любители увеселений, умники и просто бандиты. Сам же Кали все по лесу ходил, за его жителями наблюдал.
Видел он, как собирались звери каждый день на лесной опушке послушать Старого Льва. Очень он был старый, и мудрый очень. Лев тот знал еще зверей, что видели Самого Шри Чайтанью и танцевали с Ним. Великое сокровище хранил Лев в своем сердце. Теперь, когда лесные жители собирались по вечерам и пели песни во славу Господа, он приходил к ним, чтобы одарить их этим сокровищем. Старый Лев величественно полулежал на пригорке, глаза его были закрыты, и лишь изредка он открывал их, чтобы окинуть бездонным взором радостное звериное племя. Он любил всех, и все любили его. "Они так жаждут его видеть, - подумал Кали, - надо будет этим воспользоваться".
А еще Махараджа Кали заметил, что среди лесных жителей было очень много собак. "Они-то здесь откуда?", - удивился он. Обернувшись собакой, Кали завел с ними знакомство и узнал преинтереснейшую историю. Львы в этом лесу - главные хранители послания Гоуранги. И вот, не столь давно один из львов уже в преклонном возрасте решил возвестить об этом послании жителям всех стран и континентов. Покинул он лес и каждому стал рассказывать о тайнах божественной любви. Люди, изрядно ущербленные влиянием Кали, из гордыни не стали прислушиваться к словам льва. Кто такой лев? Всего лишь животное. Звери же, обитавшие в городах, внимательней отнеслись к тому, что говорил их соплеменник, но только собаки, известные своей преданностью, пошли за львом и стали жить, как он их учил. Позже, когда лев покинул сей бренный мир, собаки решили продолжить дело их великого учителя и стали с невиданным рвением большими стаями носиться по миру и громко лаять, стараясь привлечь к себе как можно больше последователей. Но от лая их все только разбегались. Порой, правда, они устраивали пышные выставки собак, на которых им удавалось собрать изрядную толпу. Многим в диковинку было, что некоторые собаки - видимо, из самых упитанных - уж очень походили на львов. И все же, собака - не лев, ум ее короче, а лай мало похож на грозный львиный рык. Некоторые из настоящих львов пытались объяснить это собакам и хотели помочь, но те сочли, что львы посягают на славу их любимого учителя, и изгнали непрошенных наставников со своих территорий. С тех пор любую собаку, которая осмеливалась побывать в лесу, в обществе настоящих львов, предавали анафеме и лишали почетного звания собаки. Так многим из пытливых псов, что искали себе настоящего хозяина, пришлось доживать свой собачий век в лесу. И много их там собралось: дворняги, породистые … Все больше, правда, дворняги. Породистые с трудом выносили тяготы лесной жизни.
Когда же звери собирались на опушке, пели и слушали Старого Льва, все были счастливы, и радость, которой был напоен сам воздух этого леса, притягивала к себе все больше и больше зверей. "Если так пойдет и впредь - лихорадочно думал Кали, - очень скоро мне настанет конец. Придется покинуть эту планету раньше времени. Но такого не должно случиться. Надо что-то делать".

Принялся Махараджа Кали думать, как лишить зверей их веры в Старого Льва и в Гоурангу. Ведь именно вера эта делала зверей неприступными для Кали. "Не буду я отнимать у них веру - решил Махараджа, - я просто подменю ее. Сделаю так, чтобы все они думали, будто свято верят в своих учителей и Всевышнего, а на самом деле заставлю их забыть, о чем говорил им Старый Лев". Возрадовался самозванец такому замыслу, возликовал. И стал придумывать, в каком обличье этот замысел исполнить. "Если я буду выглядеть, как осел, - представил себе Кали и тут же превратился в осла, - меня вряд ли кто станет слушать. Лисе - тут он превратился в лису, - не поверят, слишком хитра. Ворона мудра, да голос противен. Всякие зайцы да еноты - народ мелкий, незнатный. Собак и так чересчур много, не обратят внимания. Свинья заметна, да с ней никто не сядет рядом". Кали еще оставался в обличье свиньи, как вдруг в голове у него блеснула мысль: "Лев же! Кому они верят больше, чем львам? Кого они чтят и любят больше, чем львов? Никого! Надо стать львом!" И превратился во льва. Да не совсем удачно. Подошел новоявленный лев к озеру, глянул на свое отражение в воде и недоволен остался. Свинские черты, оставшиеся от прежнего превращения, так и виднелись в его новом львином обличье. Нос уж больно смахивал на пятак. Уши какие-то большие, заостренные. Глаза слишком мелкие. Пытался Кали превратиться во льва еще и еще, но ничего лучшего так и не вышло. Словно заело в нем что-то. "Ладно - успокоил себя самозванец, - пол-мира не заметит. По их философии, тело не столь важно. Главное - преданность Богу. А уж это я им устрою. Весь лес ахнет, увидев мою преданность. Благо, совесть не мешает".

И вот, в тот самый час, когда звери снова собрались на опушке и пели, наш самозваный Лев пришел туда же. Уважали звери львов, и потому каждый, кто видел его, кланялся с почтением. Когда же пришел Старый Лев, все принялись славить Старого Льва и подходили к нему за благословениями. Старый Лев, если открывал глаза, то внимательно смотрел на каждого и мягко кивал головой. Лев-самозванец славил старого учителя громче всех, а когда простерся перед ним в поклоне, то, улучив миг, когда тот вновь погрузился в себя, взял его могучую лапу и положил себе на голову. Увидели звери, как Старый Лев держит лапу на голове у этого Льва, и диву дались: "Знать непростой это лев, раз учитель наш так принял его!" Старый Лев знал, кто к нему пришел, да не в его привычке было перечить Высшей воле. Знал он и то, что каждому предстояло пройти великое испытание на искренность и мудрость.
Пошли дни. И поражались звери, с какой преданностью служил Новый Лев Старому. И гриву он ему расчесывал, и лапы растирал, и еду приносил, и ложе стелил. Сердце самозванца от этого совсем не менялось, потому как не было у него сердца. А слушал он учителя внимательней всех. И запоминал каждое слово. Когда же самозванец пересказывал услышанное, все рты открывали от восхищения. Так, день за днем завоевывал он сердца звериные, пока звери не стали ему верить безмерно. А собиралось их там все больше и больше. Пришел день, когда самозваный Лев собрал самых пламенных своих почитателей и сказал им:
- Народу здесь так много, а будет и того пуще. Как вы прокормите всех?
Задумались звери, особенно те, кто плохо знал, что Всевышний кормит каждого на этой земле.
- Вот если бы любой приносил с собой еду какую - предложил Лев, - плоды, орехи, листья или зерно…
- Да, да - заговорили звери, - а кто без еды придет, тех отсылать назад. Пускай несут, чтобы всем хватило.
- А вдруг кого не заметим, и он так пролезет? - забеспокоился Осел. - Лес вон какой большой, зверье со всех концов собирается.
- А вы подумайте - спокойно молвил Лев и пошел восвояси. - На что Господь вам разум дал?

Как-то раз пришли звери к опушке и ахнули: место, где они собирались, колючками да шипами обнесено. А на запертых воротах прочли они такое обращение:

ДОРОГИЕ ЗВЕРИ!

"В целях поддержания дальнейшего проведения воспевания славы нашего Господа и заложения прочных основ для сохранения учения нашего Движения, созданный нами Комитет по Построению Философского Фундамента (ниже именуемый КПФФ) принял вчера крайне важное решение. Дабы избежать голода и мора во время воспевания, КПФФ отныне обязывает каждого зверя приносить с собой пищу, как то - плоды, орехи, листья, ветви и прочую снедь - и складывать ее в большую корзину, что будет установлена у входа в место проведения воспевания. Каждый принесший пищу зверь будет окольцован, что позволит ему принять участие в воспевании. Неокольцованные звери, не внесшие свою лепту в дальнейшее поддержание проведения воспевания славы Господа, не будут допущены к участию в проведении воспевания. По окончании воспевания каждый обязан пройти раскольцовку. Ответственными за наблюдение за соблюдением правил дальнейшего поддержания и распространения проведения и преумножения воспевания славы нашего возлюбленного Господа назначаются следующие звери:
1) Новый Лев, старший наблюдающий. Его назначил сам Старый Лев, и все вы это видели, когда он возложил свою лапу Новому Льву на голову.
2) Носорог, старший помощник старшего наблюдающего
3) Медведь, младший помощник старшего наблюдающего
4) Барсук, старший помощник младшего помощника наблюдающего
5) Шакал, младший помощник старшего помощника наблюдающего
6) Хомяк, младший помощник младшего помощника старшего наблюдающего.
Созданная нами и одобренная Старым Львом (как все вы видели) структура призвана претворить в жизнь фундаментальный философский принцип, состоящий в том, что слуга должен быть слугой слуги слуги.

КПФФ поздравляет всех с началом нового этапа в распространении поддержания проведения и преумножения прославления нашего воспевания!"

Начало воспевания в 18.00

Приходите все и приводите с собой гостей.
Добро пожаловать!

Загалдели звери, зашумели. Кто негодовал, кто недоумевал, кто защищал членов КПФФ. Да делать нечего, разбрелись. Пошли в лес, чтобы принести востребованную дань. Уж больно им хотелось снова видеть и слышать Старого Льва.
С того вечера стали звери приходить на опушку, неся с собой плоды да листья. Кто был поменьше - жучки или птахи какие - не могли принести, сколько надо, поэтому их не пускали и они перестали туда ходить. Ходил же тот, кто умел принести побольше. Одни это делали честно, а другие - с помощью смекалки и прыти всякой, за что Лев-самозванец хвалил их и награждал почетом звериным. Всем, кого допускали к воспеванию, разрешалось подойти к Старому Льву и получить благословение. Для этого нужно было лишь внести дополнительную плату и представить справку о преданности, подписанную не менее, чем тремя членами КПФФ. Не всем такие правила нравились и некоторые звери стали роптать:
- Это же безобразие! Как можно брать мзду за право обрести божественную любовь?
Они пытались пожаловаться Старому Льву, но за их недовольство им не давали справку о преданности и потому не пускали ко Льву. Пускали только льстецов да лицемеров: лис всяких и шакалов. Они всем были довольны, и особенно тем, что могли покрасоваться в обществе Старого Льва. Глупые ослы да кролики видели их там и принимали за почтенных наставников.
Так все перевернулось в том лесу с ног на голову. Глупых и завистливых стали почитать, а умных недолюбливать. Лицемерие принимали за преданность, а преданность - за лицемерие. И если прежде, славя Господа, тигры танцевали в обнимку с оленями, то теперь олени ссорились с оленями, а тигры - с тиграми. Старый Лев каждый вечер наставлял зверей, открывая перед ними Истину святую, но многие глухи были к его словам, ибо думали только о заботах своих и ссорах. Пение не приносило зверям былой радости, и они пытались ощутить ее, просто перекрикивая друг друга и стараясь прыгать выше остальных.

Было в том лесу еще несколько мудрых львов, и все они приходили на опушку слушать Старого Льва. Члены КПФФ, боясь этих львов, разрешали им приходить бесплатно. Львы же не жаловали новоявленных вождей особым вниманием, хотя и не мешали им, видя, что Старый Лев не спешит разоблачить лицемеров.
Однажды, когда пение звериное было в самом разгаре, какая-то из собак в порыве преданности рванулась к Старому Льву, желая прочесть ему только что родившееся в ее собачьей голове стихотворение. Хотела она перепрыгнуть через цепь, что ограждала львиный пригорок, да Медведь схватил Собаку за шиворот и отбросил в самую гущу веселящейся толпы. Завизжала Собака, залаяла. Кто-то решил защитить беднягу и бросился на Медведя, а кто-то счел, что Медведь прав, и бросился на собачьего защитника. Так началась свара великая. Полетели пух да перья, и пение сменилось ревом и криком звериным. Смотрел Старый Лев на дерущихся зверей и думал: "Так ничему я их и не научил". Встал он со своего ложа и не говоря ни слова удалился Бог весть куда. Никто не заметил, как ушел Старый Лев. И только Лев-самозванец, бессовестный Кали, увидев ложе Старого Льва свободным, взошел на него и громко воззвал:
- О звери! Ушел Старый Лев, ушел наш хранитель!
Тут звери подняли громкий вой.
- Но вы не должны унывать - продолжил самозваный Лев, - ибо он навсегда останется с нами. Я сохраню в душе каждое его слово и каждый совет. Через века я пронесу светлую о нем память. Я вспоминаю о минутах общения с ним, и поражаюсь, как он был добр ко мне. Я никогда не забуду, сколько милости он пролил на меня. Он всегда был доволен мной и так часто хвалил меня. Я люблю его больше всех, ибо никто не в силах любить его так, как люблю его я! Да будет он вечно жить в моем сердце!
- Слава! Слава Новому Льву! - закричали звери - Да здравствует наш новый учитель!
Грянула музыка, и звери запели хвалу Льву-самозванцу. Волна высоких чувств захлестнула сердца звериные, и пение их стало звучать все громче и громче. Потом на смену высоким чувствам пришло веселье и звери пустились в пляс. Радовался Новый Лев своим достижениям. Глядел он на зверей и диву давался их глупости.
Львы же, мрачные, как тучи, лежали поодаль. Был среди них один Молодой Лев, в горячем сердце которого болью отзывалось все, что творил в лесу Лев-самозванец. Не в силах терпеть дольше, он взбежал на пригорок да так зарычал, что приняли звери его рык за гром небесный. Все разом стихли, и было видно лишь, как дрожат звериные носы и уши. Лев-самозванец пристально глядел на Молодого Льва, явно не зная, что будет дальше.
- Ты гнусный обманщик! - заявил Самозванцу Молодой Лев.
Самозванец сверкнул глазами и снова замер.
- Неужели ты думаешь, что, обманув их - Лев показал на звериную толпу, - ты сможешь помешать замыслу Всевышнего, пожелавшего принести нам дар божественной любови? Ты ликуешь, мнишь себя победителем. Но тебе невдомек, что оказал ты Господу услугу великую: своими поступками ты разоблачил и себя, и тех, кому нужна не Истина, а дешевая слава и благополучие. Искренним же душам ты не помешал, а только помог. Глядя на то, как святыню ты обращаешь в источник наживы, они легко поймут, кто есть кто. И чтобы сохранить обретенное ими сокровище, они уйдут от тебя и будут лишь там, где ощутят дыхание златоликого Господа. Сейчас немногие поймут, о чем я говорю. Но придет время, и все станет ясным, как божий день. Хоть ты и пытаешься их убедить, что преданность нашему Учителю вечно живет в твоем сердце, очень скоро все увидят: у тебя вообще нет сердца. Откуда там взяться преданности?
- Это оскорбление! - неуверенно крикнул Заяц и тут же получил подзатыльник от сидевшего рядом Пса.

Молодой Лев продолжал:
- Мой Учитель ушел отсюда, ибо нет смысла оставаться у пруда, который превратился в болото. Я тоже ухожу. Ухожу, чтобы никогда не сойти с тропы Истины.
Молодой Лев прошествовал к выходу, и звери молча проводили его взглядом. Двое Псов, помешкав с минуту, последовали за Львом. "Предатели" - буркнул кто-то, когда Псы уже скрылись из виду.
- Да, есть еще на свете гордецы и завистники, - нарушил общее молчание Лев-самозванец и обратился к зверям. - Ну, что затихли? Испугались этого юнца? Он ведь ушел. Радуйтесь! Радуйтесь и пойте! Пусть пение ваше вознесется до небес, и тогда все узнают, как вы счастливы. Пойте же!
Звери запели. Сначала негромко и даже очень робко, словно нехотя, а потом, глядя на уверенно кивавшего головой Льва-самозванца, осмелели и стали петь все громче и громче.
- Пойте! Пойте громче! - ревел Самозванец и раздавал зверям дудки разные, барабаны да саксофоны, электрогитары и трещетки.
Шум поднялся невозможный, а Лев все не унимался:
- Громче! Еще громче! Покажите всем свое счастье!
Гвалт стоял такой, что слышно его было не только по всему лесу, но и за семь верст вокруг него. Жители окрестных деревень рассердились. Давно их раздражало пенье звериное, а сейчас уж совсем нестерпимо было слышать, как зверье расшумелось. Решили люди покончить с этим шумом. Взяли мужики вилы да топоры, ружья да сети и устроили на зверей облаву. Разнесли вдребезги ограду, сломали ворота, растоптали корзины со снедью. Бросились звери бежать кто куда, а мужики давай их ловить. Первым в сети попался Лев-самозванец, потому как самый видный был. Напали на него мужики, вилами закололи. Так и помер Лев, прямо в сетях. А когда брюхо ему вспороли, да грудь разверзли, то удивились все чуду великому: сердца-то у Льва и впрямь не было.
- А я сразу заметил, что он какой-то не такой был, - сказал Медведь Носорогу. - Странный такой …
- На льва непохожий… - добавил Носорог.

"Ох, еле успел я выскользнуть из шкуры льва, - думал, убегая, Махараджа Кали, - не то убили б меня, как тварь бессловесную. Какая жестокость! Какая жестокость убивать животных! Не люди, а просто звери какие-то. Кто их только научил этому?" И тут же вспоминал: "Ах да, это моя ведь работа. Молодцы".
Тем временем двое Псов, что пошли за Молодым Львом, догнали Льва и попросили у него дозволения странствовать вместе с ним. Лев принял Псов и стал учить их великой мудрости, а те служили ему верой и правдой. Вскоре все трое обосновались в другом лесу, и стали к ним звери разные приходить, слушать Молодого Льва и славить златоликого Господа.

А Кали думал, как им помешать…


© 1999-2016 Hari-katha.org. All rights reserved.

Поставь себе такую кнопку Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100