= карта сайта =
Шри Чайтанья Махапрабху
Шрила Бхактивинод Тхакур
Шрила Прабхупад
Шрила Бхакти Прамод Пури
Шрила Бхакти Ракшак Шридхар
Шрила Бхакти Веданта Свами
Шрила Бхакти Прагьяна Кешава
Ачарьи cовременности
Статьи Вайшнавов
Частые вопросы
Аудио-архив
Библиотека
= Словарь =
= Ссылки =
= Разное =

глоссарий

Hari-katha >> Шрила Пури Махарадж >> ГУРУ-СЕВА

ГУРУ-СЕВА

Перевод: Триданди Б.В.Нарасимха

Чтобы оказать милость дживе, Шри Бхагаван является ей как Гуру. Кроме служения лотосным стопам такого Шри Гуру, иного пути к обретению милости Бхагавана у дживы нет. Победа над всеми анартхами—препятствиями чистой Бхакти, порожденными тремя гунами природы,—победа над шестью врагами, начиная с вожделения, гнева, и алчности—происходит без отдельных на то усилий как побочное следствие Гуру-Севы; ее главный плод—служение лотосным Стопам Кришны. Господняя мантра, слушание Писаний, размышления над их смыслом—все тщетно, если о Гурупад-падме—о Пратйакша Бхагаване, Видимом Боге, дарующем светоч Божественного Знания,—думать как об обычном смертном:

Jасйа сакшад Бхагавати
джнана-дипа-праде Гурау /
марттйасад-дхих шрутам тасйа
сарввам кунджара-шаучават //

Jасйа Тот, у кого Гурау о Гуру, сакшад который Сам бхагавати Бхагаван, джнана-дипа-праде дающий свет Божественного Знания, марттйасад-дхих (манушйа ити дурббуддхи варттате) ложное представление как о смертном, о человеке, сарввам все, тасйа шрутам что тот услышал от Гуру (будь то Харинам, Дикша-мантра или наставления), как и все, чем он занимается на этой основе (повторение Имени и мантры, изучение Писаний, размышления над их смыслом),—кунджара-шаучават (все бесполезно) как омовение слона. —Бха: VII.15.26

Шрила Чакраварти Тхакур говорит:

-Сакшад Бхагаватити Бхагавад-амша-буддхир
апи Гурау на карjйети бхавах

а также

Сакшад-Дхаритвена самаста-Шастраир
уктас татха бхавйата эва Садбхих /
кинту Прабхор йах Прийа эва тасйа
ванде Гурох Шри-Чаранаравиндам //

о Шри Гурудеве не должно думать даже как о частичном проявлении Бхагавана. Все Шастры и все Садху признают его Самим Хари, Который, оставаясь Всевышним, исполнен любви ко Всевышнему (ашрайа-джатийа вишайа-виграха): поклоняемый Бхагаван являет Себя как Свой вечный Слуга, как Свой Возлюбленный, Гурупад-падма,—так следует помнить о Гуру. “Но ведь для родителей Шри Гурудева, его детей, его соседей, он—обычный человек, почему же только ученик обязан видеть в нем Всевышнего?”—подняв такое сомнение, Шрила Чакраварти Тхакур сам же разрешает его: Шри Бхагаван, принадлежит ли Он династии Йаду или династии Рагху, всегда остается Господом Пуруши, Бога-Творца материального мира. Не может же Он стать человеком из-за того, что таковым Его посчитает существо, сотворенное частью Его полной части! Так и Шри Гурупад-падма: пусть люди, видя его частью своего мира, по невежеству говорят о нем все, что угодно—ученик будет знать Гурудева как неотличное проявление Всевышнего Господа.

Шри Бхагаван Собственными святыми устами говорит:

Нанв артха-ковида брахман варнашрамаватам иха /
jе майа Гуруна вача тарантй анджо бхаварнавам //
нахам иджйа-праджатибхйам тапасопашамена ва /
тушйейам Сарвва-бхутатма Гуру-шушрушайа jатха //2
(Бха: X.80.33-4).

“О брахман, знай, что те члены человеческого общества, кто, просто доверившись наставлениям, данным им Мною как Гуру, счастливо преодолевают океан самсары, сознают высшее предназначение жизни яснее всех остальных. Ни обеты брахмачарйи, ни образцовая семейная жизнь, ни ванапрастха, ни безупречная жизнь в отречении—ничто не доставит Мне, живущему в каждом сердце, такого удовлетворения, как преданное служение Гуру”.

В этом мире первый гуру человека—дающий рождение отец. Второй—тот, кто проводит упанайану, обряд священного шнура, и дает Брахма-Гайатри. Но несопоставимо выше их третий Гуру—тот, кто посвящает в истинное знание о Всевышнем Господе и в Дикша-мантру. Он достоин наивысшего поклонения, ибо его милостью джива выходит на берег океана самсары и обретает удачу служить лотосным Стопам Шри Бхагавана. Шри Бхагаван Кришначандра Сам показал величайший пример Гуру-Севы, когда вместе со Своим другом Шри Судамой Випрой жил в доме Гуру. Шри Бхагаван Шри Чайтаньядев также явил Собой пример самопредания и служения лотосным стопам Шри Гуру.

Служить лотосным стопам Шри Гуру следует от самого сердца телом, умом и речью—жизнью, собственностью, разумом и словами. Служить значит приносить счастье своему Господину. Видимость служения, преследующая низкие корыстные цели, пропитанная желанием выгоды или славы, словом Сева никогда не называлось и называться не будет.

Дикша-кале бхокто коре атмо-соморпон /
сеи кале Кришно та’ре коре атмосом //
сеи дехо коре та’ро чиданондомой /
апракрито дехе Кришнер чороно севой //

исходя из этих слов Махаджана, насколько ученик вручает себя лотосным стопам Шри Гуру, настолько он и получает Дикшу и настолько становится способен служить лотосным стопам Кришны. Что же до тех, кто, называясь инициированными учениками, при этом чуждаются всякой Гуру-Севы или, живя как вздумается, под видом Гуру-Севы удовлетворяют свои телесные потребности, то ни о какой духовной жизни или поиске высшего смысла бытия тут не может быть и речи. Собирать в подаяние деньги, продукты или вещи под именем служения Шри Бхагавану или служения Его вечному Спутнику и пускать их на нужды своего тела, быта или на пропитание семьи есть воровство у Святого, грех настолько тяжкий, что при одной мысли о нем волосы на теле встают дыбом. Нет страшнее апарадхи, чем зарабатывать на жизнь, взимая деньги за показ Святого Образа Господа, за Его Прасад, Чаранамриту, Святое Имя или мантру или за чтение Шримад Бхагаваты и других Писаний. Тем более не получится ходить в учениках или Гурудасах, если, приняв имя ученика, жить в свое удовольствие, уклоняясь от водительства Гуру и Ваишнавов, или, отказавшись от служения, желанного Гурудеву, заниматься Севой-пуджей на удобный для себя манер: не может такая жизнь называться духовной. Не исполняя во всей полноте волю и указания Шри Гурудева, невозможно принести благо ни себе, ни другим.

Учение Шри Гурудева, услышанное из его святых уст, или изложенное им в книгах, письмах и статьях, необходимо глубоко понять, обсудив с другими учениками в Ишта-гоштхи, и, поняв, посвятить свои силы исполнению его желания. Это будет Гуру-Севой. В отличие от нее, служение по примеру Экалавйи, по своему капризу,—не важно, счастлив этим служением Гурудев или нет,—Гуру-Севой называться не может. Гуру никогда не примет служение от такого самодовольного гордеца. “Служение” как вызов Ваишнавам—чтобы ценой служения заработать себе имя и репутацию или поиметь имущество, причитающееся ученику, именуется сева-дамбхой, служением-гордыней, с настоящей Севой не имеющей ничего общего. В настоящей Севе—какая там гордость!—день ото дня в сердце будут возрастать, возрастать необычайно—чувство того, что я хуже последней травинки, терпение, сравнимое с терпением деревьев, смирение, уважение ко всем; даинйа, чувство себя бессильным, зависимым, малым, не от этого мира, заставит язык непрерывно взывать к Харинаме. Когда Шри Гурудев доволен, ученик достигает полного совершенства. Сознание, находившее разницу между Именем, Образом и Личностью Кришны, умрет, уступив место живому знанию о Шри Наме как о духовном существе, как о Самом Шри Кришне, Средоточии бытия, сознания и счастья, Возлюбленном всех чистых душ, Идеале чистоты и исполненности, свободном от малейшего прикосновения Майи; с появлением знания о единстве Имени и Именуемого исчезнут десять апарадх, и ученик станет готов воспринять подлинную Милость Намы.

Чтобы рассеять слепую тьму невежества и дать беспримесную Према-Бхакти нисходит в материальный мир Шри Гурупад-падма, неотличное проявление Шри Бхагавана. Несчастный несчастьем несчастных, океан милости, Гурудев готов на любые страдания, чтобы дать нам сокровище Премы. Единственная цена за это сокровище—непритворная жажда его. Но лицедейством его не добыть никогда. Лицемерие—это принижение личности Гуру, в расплату за которое навечно отправляются в ад. Прабху спаситель падших, не видящий недостатков ни в ком,—он не обделит своей милостью ни грешников, ни мучеников, ни глупых, ни жалких, ни убогих, ни бедных, ни опустившихся до позорной или до самой омерзительной жизни,—не обделит никого, кто без притворства примет прибежище у его лотосных стоп, подле которых не о чем жалеть и нечего бояться, даже самой смерти. Нет у нас другого такого сердечного друга, как он. Его беспричинная Милость—единственное, чем мы живы; единственное, что нам стоит желать—как без обмана вручить себя ей.

Горе самонадеянному ученику, который мнит себя более разумным, чем Шри Гурудев, и берется исправлять установленный им образец жизни и мысли, вводя свою, “самобытную” систему,—виновные в тягчайшем преступлении против лотосных стоп Шри Гуру—в принижении Шри Гуру до заурядного смертного,—они губят себя как душу, а вместе с собой души многих других людей. Безусловно, принимать лжегуру за истинного Гуру—не меньшая апарадха, чем считать истинного Гуру притворщиком. Человек, причастный к такому унижению Гурудева, как бы ни изощрялся в служении, доступа к Гуру-Севе или Бхагават-Севе лишен. Его “сева”—парад самонадеянности и гордыни.

“Примет ли, принимает ли Гурудев служение, которым я занят сейчас?”—об этом надо волноваться каждое мгновение, на каждом шагу. Если не думать об этом и жить в свое удовольствие, тратя время, отпущенное на жизнь, деньги, разум, слова на потакание своим личным капризам, можно, конечно, на непродолжительное время сделать приятное своей плоти, но ничего кроме этого. Когда из зависти—из ненависти к чужому успеху, в духе противостояния, ценой колоссальных средств и усилий пытаются подражать самым дорогим слугам Шри Гурудева в самом дорогом для него служении, то это—не Гуру-Сева. В попытках по-настоящему служить Гуру не будет ни следа зависти, ни тени гордости,— в сердце вспыхнет даинйа, не оставив места даже слабейшему желанию причинить кому-то вред, и будет болью проникнутая молитва о пригодности к Севе: “Смилуется ли Шри Гурупад-падма, примет ли служение от этого бесполезного слуги?”

“Дай-ка покажу им разок, что такое Сева! Да что они в Севе понимают! Уж кто-кто, а я-то знаю…”—такая спесь служению не поможет. Человек, в котором нашли приют зависть, ненависть, насилие и прочие настроения, несовместимые с Бхакти, в какие бы набожные позы ни вставал, милости Бхакти-Деви лишен. Вследствие апарадхи стоп Бхакти-Деви в нем тут же вскипает страсть к мирским удовольствиям. Расчитывая под видом служения Шри Хари, Гуру и Ваишнавам утолить свою похоть, он начинает работать на свой ваишнавский имидж, и одновременно с этим покорность и служение Ваишнавам перестают его интересовать. Бхактихината, беспреданность, и есть для дживы настоящий сарванаш. Когда этот страшный конец настигает дживу, совершившую апарадху святых стоп Шри Гуру и Ваишнавов, ее сердцем с небывалой силой овладевают желания денег, женщин, славы, которые к тому же с легкостью сбываются, недаром же сказано: jадриши бхавана jасйа сиддхир бхавати тадриши—“о чем мечтаешь, то и получаешь”; только не может несчастная джива понять, что это—падение, и, обезумев от удовольствий, перестает и внешне следовать святой жизни Преданного, погружается в разврат и распутство, обрастает двуличием и притворством.

Пусть мой Господь, Шри Гурупад-падма, охваченный беспричинным состраданием, сделает меня способным исполнять желание его сердца, без притворства служа его святым стопам и слушаясь его близких,—с такой единственной мольбой взывает к нему эта низкая джива по праву слуги слуги его слуг.

Ами то’ Войшново э-буддхи хоиле
омани на хо’бо ами /
протиштхаша аси хридойо душибе
хоибо ниройогами /

Стоит только подумать, что “я Ваишнав”,
и уже не сдержать предвкушенье почета,
желанием славы отравится сердце,
мой путь станет дорогою в ад.

читать "Пример Экалавьи" >>


© 1999-2016 Hari-katha.org. All rights reserved.

Поставь себе такую кнопку Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100