= карта сайта =
Шри Чайтанья Махапрабху
Шрила Бхактивинод Тхакур
Шрила Прабхупад
Шрила Бхакти Прамод Пури
Шрила Бхакти Ракшак Шридхар
Шрила Бхакти Веданта Свами
Шрила Бхакти Прагьяна Кешава
Ачарьи cовременности
Статьи Вайшнавов
Частые вопросы
Аудио-архив
Библиотека
= Словарь =
= Ссылки =
= Разное =

глоссарий


Hari-katha >>  Статьи Вайшнавов >> Голос Любящей Совести

назад| оглавление | вперед

3-1

И ты молился тогда, Мой малыш. И любящий Кришна отвечал тебе.
Но Он не отнял у тебя право выбора, а ты воспользавался этим правом.
Это право всегда остается с тобой, Мое дитя.
В том числе, и сейчас.

Следующий диалог, на мой взгляд, заслуживает особого внимания. Он как бы подводит черту всем предыдущим темам, затронутым в «Голосе». Это очень яркое резюме, получившееся будто бы «само собой». Однако, как мы теперь знаем, само собой ничего не происходит, и сейчас я отчетливо вижу, как готовился этот эпизод моей жизни, впрочем, как и все остальные эпизоды, связанные с рождением «Голоса».

Предыстория этого особенного диалога такова. Совсем недавно, стоя на автобусной остановке, я нечаянно «поймала» на противоположной стороне улицы знакомое лицо. Это был Сергей, парень, которого я хорошо знала по «ИСККОНу» и которого не видела уже года три. Он ждал автобус в другую сторону и напряженно вглядывался в даль, совершенно не замечая меня.

Несколько минут я просто смотрела на него, медленно перебирая в голове различные варианты своих дальнейших действий. Подойти или нет? На девяносто процентов я уже выбрала не подходить: зачем? Во-первых, уже достаточно давно я не стремлюсь к каким-либо встречам. Разговоры, чаще всего возникающие при таких встречах, разрушают мое сознание, убивают внутреннюю молитву. Обычно после подобного «общения» мне требуется около часа, чтобы придти в себя и восстановить покой.

Во-вторых, этот парень во времена, когда я его знала, был брахмачари в полном смысле этого слова. Вернее, в полном смысле, который мы тогда по незнанию вкладывали в это слово. Мой разум листал неприятные сцены прошлого и убедительно советовал мне не лезть на рожон. Ладно, пусть. Пусть его увезет его автобус, – таково было окончательное решение моего разума. Я отвернулась и принялась рассматривать афишу на билетной будке…

И вдруг в моем сердце вспыхнула искра… Сейчас я знаю, что это было.

«Подойди к нему! Ведь ты живая… и он тоже живой. Вы вместе шли к Богу. Разве часто можно встретить человека, идущего к Богу? Разделяющего твою веру? Подойди и хотя бы просто пожелай ему счастья».

И я подошла…

Сергей так обрадовался мне, что я невольно вздрогнула. Он широко улыбнулся, затем схватил обеими руками мою ладонь и начал ее радостно трясти. Я обомлела: это был совершенно другой человек. Он был действительно очень счастлив, что встретил меня. А ведь раньше мы почти не общались, и я была убеждена, что он даже никогда не знал моего имени. Какая-то чудесная сила исцелила его! Он все тряс мою руку, а я боялась, что он заметит мои выступившие слезы.

Все важные дела были забыты. Мы пошли в ближайший парк и просидели на лавочке более четырех часов. Выяснилось, что Сергей оставил движение Сознания Кришны, уехал на Украину и нашел там какую-то школу йоги. Он рассказал, что теперь его новый Гуру – женщина, которую зовут Шри Кали Лакшми девиджи, что теперь он нашел настоящую любовь, настоящих братьев и сестер, а прошлое хочет забыть, как кошмарный сон.

Я согласилась с ним в том, что прошлое – кошмарный сон. Я сказала, что сама тоже мечтаю забыть свое глупое, бессмысленное прошлое. Я действительно верила и видела, что он нашел любовь, – ведь изменился он просто фантастически. Но я также видела, что он потерял Кришну и, скорее всего, окончательно. Это жгло мое сердце…

Он пригласил меня к себе домой посмотреть видеозапись Шри Калиджи. Оказалось, что эта белокурая американка приятной внешности – очень серьезная, сильная йогиня, которой еще с детства мистическим образом являлся ее Гуру, Шри Ганапати Саччидананда Свамиджи. Она совершенным образом исполняла различные йогические позы, давала важные наставления о духовном образе жизни. Я видела, что Сергей счастлив и полностью поглощен этим.

О себе я рассказывала мало, больше слушала. Я не знала, как описать то, что со мной происходит последнее время. Я не могла вразумительно объяснить Сергею, являюсь ли я по-прежнему членом ИСККОН, что планирую делать и к чему стремлюсь. Единственное, что он, скорее всего, понял из моих слов, так это то, что я ищу настоящего Гуру. Это известие вдохновило его. И, наконец, я услышала фразу, которую уже давно ждала и к ответу на которую заранее готовилась:

– Слушай, Светка, а не податься ли тебе к нам? Ты такое увидишь… Тебе что, серьезно есть, что терять?

– Ты знаешь, Сергей, – медленно произнесла я, – похоже, что есть.

– Что?! – многозначительно спросил он.

– А как же Кришна?

– Кришна? … но ты не потеряешь Кришну, ты потеряешь свою наивную сказку. Ты просто узнаешь правду про Кришну…

– И в чем же она, эта твоя правда про Кришну?

Он начал терпеливо излагать какую-то великую философию, ссылаясь на Патанджали, Сватмараму и других неизвестных мне учителей йоги. Прозвучали названия каких-то незнакомых мне Писаний, какие-то выводы об энергии, атме и параматме… Я слушала как во сне. Его слова пролетали мимо. Все мое существо до самого края наполнилось болью, а в голове, будто удары молота, раздавались слова: «он потерял Кришну… он потерял Кришну… он потерял Кришну…»

А Кришна есть! Кришна живой! Кришна любит… как Кришна любит!!! Неужели для Сергея все это кончилось, все это потеряно!

Я видела, что Сергей опирается на силу. За ним стояла некая сила, вне всяких сомнений. Он начал рассказывать мне свою историю. Он делал это очень искренне. Он открывал передо мной свое сердце, и в этом была сила. А я хотела ему помочь, но чувствовала свою полную беспомощность. И я знала, что это потому, что я до сих пор не помогла себе самой. Тут я внезапно поняла, что должна сделать ЭТО!!!

Внутри себя я начала молиться голосу Бога.

«Спаси его! Пожалуйста! Ведь Тебе ничего не стоит спасти его! Посмотри, куда он залез!!! Только Ты можешь спасти его!»

Голос явно медлил с ответом, или же я была слишком возбуждена, чтобы услышать Его. Но я твердо решила сделать ЭТО, хотя раньше никогда ничего такого не делала. Хоть я и опубликовала две части моих диалогов, я никогда не пробовала сотворить, так сказать, живую трансляцию. Я всегда боялась оказаться в подобной роли. И сейчас боюсь.

Внезапно я прервала рассуждения Сергея и сказала ему такую вот нелепую фразу:

– Все это хорошо, но относительно Кришны ты не прав. Я не способна тебе это объяснить, но Кришна сможет.

– «Сможет»? Да, великий Кришна многое знает.

– Нет, я имею в виду, что мы сможем спросить прямо у Него.

– Не понял!?

В течение следующего часа я рассказывала Сергею о голосе, беседы с которым я старательно записываю. К моему удивлению, Сергей совершенно не возражал. Было похоже, что это его заинтересовало и что он действительно мне верит. Затем я почему-то потащила Сергея к себе домой, будто у меня дома Бога больше, чем где бы то ни было. И эту мою выходку Сергей тоже воспринял совершенно нормально. А дальше… а дальше произошел тот самый разговор, который длился много дней и отрывки из которого вы сейчас прочтете. Я считаю, что он имеет особое значение.

На вопрос о том, как я это делаю, я предложила Сергею представить, что он сейчас имеет возможность спросить что угодно у Самого Бога, как по каналу прямой связи.

Светлана: Не возражаешь, если я включу магнитофон?

Сергей: Нет. А зачем это?

Светлана: Понимаешь, такие диалоги слишком важны… для меня, чтобы я могла позволить себе что-то потерять. Ты просто задавай вопрос, а я буду записывать ответ… если у меня получится.

Сергей: А что, может не получиться?

Светлана: Может… Бог не обязан разговаривать с нами. Ты просто задавай вопрос и читай ответ на него. Понятно?

Сергей: Понятно.

Светлана: Извини, еще один момент. Я обычно кланяюсь перед началом. Давай поклонимся Богу.

Сергей: Давай,

Светлана: Это ничего?

Сергей: Ну конечно! Давай поклонимся Богу.

Светлана: Теперь представь себе, что здесь находится Господь. Ты можешь не называть Его Кришной. Но Он здесь.

Сергей: Хорошо, представил. Я прекрасно понимаю, что Бог везде… Да не волнуйся ты так сильно! Подумаешь, с кем не бывает! Только вот о чем мне спросить…

Светлана: У тебя никогда не возникало вопросов к Богу?

Сергей: Возникали, но только…

Светлана: Ты действительно веришь, что сейчас может начаться диалог? Ты серьезно к этому относишься?

Сергей: Вполне… Но только мне кажется, что чего-то не хватает. Я, конечно, могу ошибаться, но…

Светлана: Чего?

Сергей: Если я что-то смыслю в йоге… чтобы разговаривать с Богом, надо войти в определенное состояние… А как-то так сразу…

Светлана: Но у меня это так происходит… Это не я решала, как это должно происходить.

Сергей: Да нет, ты не подумай ничего плохого. Я готов к диалогу. Мне все это очень интересно. И, конечно же, я буду судить по плодам. Почему бы и нет? Вполне возможно. Я допускаю. И, кажется, я даже знаю мой первый вопрос.

Светлана: Я думаю, тебе нужно представиться.

Сергей: Интересно… Никогда не думал, что когда-нибудь попаду на встречу к Богу.

Светлана: Ты не смейся. Это вполне реально.

Сергей: И как же я должен сказать? «Здравствуй, дорогой Бог»? или «дорогой Кришна»?…

Светлана: Постой…

Здравствуй, дорогой Сергей.

Сергей: Ты хочешь сказать, что Он поздоровался первым?

Я рад тебя видеть. Я действительно очень рад.

Сергей: Все, вник. Начался серьезный разговор с Богом.

Да, разговор начался. Но тебе решать, насколько он для тебя важен, и насколько серьезно тебе к нему отнестись.

Светлана: Не молчи. Ты сказал, что уже придумал вопрос.

Сергей: Как-то сразу все вылетело.

Светлана: Тогда я скажу. Мой дорогой Господь, Ты все знаешь. Ты знаешь, зачем я привела его… Он теперь стал йогом.

Понимаю. Он стал йогом. И теперь ты хочешь, чтобы Я «перетащил» его обратно? Прости, но Я не буду этого делать.

Ибо, как ты хорошо знаешь, Бог никогда не занимается такими вещами. Но Бог всегда готов ответить на вопросы.

Я могу ответить на твои вопросы, Сергей. Если, конечно, ты этого хочешь.

Сергей: Да, я хочу. Но могу ли я сначала провести небольшой эксперимент?

Пожалуй, ты не первый среди тех, кто пытается проводить эксперименты над Богом.

Сергей: Ты не обидишься, если я немного Тебя проверю?

Давай. Но боюсь, что за сегодня ты не успеешь. Даже за завтра.

Почему?

Если Я правильно понимаю, ты хочешь выяснить, действительно ли с Богом ты говоришь. Но выяснить это возможно, лишь достигнув высочайшего осознания. Ты хочешь полностью осознать Бога за несколько минут? Я не утверждаю, что это невозможно. Такое случалось. Но Я позволю Себе усомниться, что это получится у тебя.

Я не планирую сейчас полностью осознать Бога.

В таком случае, как же ты собираешься проверить Меня?

Если я должен верить всему, что Ты мне сейчас будешь говорить, я должен знать, что это правда. Поэтому я хочу проверить…

Ты спросишь у Меня что-то такое, что, по твоему мнению, Светлана не должна знать, и если Я угадаю, ты поверишь, что говоришь с Богом?

Но если Ты не знаешь и малого, как я поверю, что Тебе вообще можно доверять?

Если Я отвечу, какого цвета твоя кошка, угадаю телефон какого-нибудь твоего знакомого или сколько окон в твоей комнате на Украине, ты поверишь, что говоришь с Богом? Не слишком ли просто, Мой друг?

Ты действительно угадал, что у меня есть кошка…

Это твой критерий Бога?

Нет, конечно… Но это критерий того, что и дальше я услышу правду.

Другими словами, тебе не слишком важно, говоришь ли ты с Богом? А в чем тогда смысл твоего эксперимента?

Здорово!

Я, кажется, тебе нравлюсь?

Я не ожидал, что…

Что-то не так?

Нет, все так, но кто кому здесь задает вопросы?

Я полагаю, что это дружеская беседа. По крайней мере, Я бы очень хотел, чтобы это было так.

Я не ожидал, может быть, что этот диалог будет таким живым…

Понимаю, ты не ожидал, что она сможет так быстро соображать?

Да нет…

Я действительно очень рад тебя видеть. Именно поэтому у Меня такое хорошее настроение.

Что касается твоего эксперимента, то Я хочу сообщить тебе по-дружески, что подобные «угадывания» не могут являться критерием Божественности чего бы то ни было. Я хотел бы, чтобы наш разговор сразу вошел в нужное русло, а для этого необходимо, чтобы мы называли одни и те же вещи одними и теми же словами. И первое, что Я предлагаю прояснить, это то, что мистика и Божественность совершенно разные вещи.

Но я много раз читал, что надо требовать доказательств.

Да, для невежественных людей мистика является доказательством. На ранних этапах развития душ мистика является доказательством. Но как раз такими «доказательствами» их чаще всего и обманывают.

Я не хочу, чтобы тебя обманывали, Мой малыш, и поэтому советую тебе не искать Бога в мистике.

Но я читал об этом в книгах ИСККОН. Это пишет Прабхупада. Если кто-то называет себя Богом, надо попросить его явить свою вселенскую форму.

Да, так можно отсеять самую грубую ложь. Но это не прояснит дело до конца. Развитый мистик или опытный колдун легко сможет явить тебе такую «вселенскую форму», что мало не покажется!

С другой стороны, истории известны случаи, когда Бог действительно являл людям Свою Вселенскую Форму, но это вовсе не побуждало их уверовать в Него как в Бога.

Но Кришна явил Арджуне Свою Вселенскую Форму.

Кришна не пытался доказать что-либо Арджуне. Он лишь исполнил его просьбу.

А как же я тогда узнаю, что говорю с Богом?

Только не с помощью чудес и фокусов, Мой малыш!

А как?

Действительно, как?

Я не знаю.

Попробую тебе помочь. Скажи, каким критерием ты пользовался, когда решил, что Кришна не Бог?

А я так решил?

Ты обещал развеять «наивную сказку» Светланы и показать ей, кем является Кришна на самом деле. Это еще не поздно сделать. И Я тоже посмотрел бы.

Давай, показывай! Возможно, ты поймешь, каким образом ты выбираешь…

Ты считаешь, что я не прав?

Ты совершил выбор. А предоставил тебе его Я. Как же Я могу считать, что ты не прав?

Ты знаешь, я сейчас чувствую, что говорю с Богом.

Она не смогла бы так лихо сочинять?

Ну… не знаю.

А если ты просто недооценил ее способности? Скажу тебе по секрету, она прирожденная писательница. Она еще не то может.

Ну, Светка, ты даешь! А скромность где?

Нет, это Я тебе говорю! Тот призрак, который вещает через нее.

Призрак?!!!

Разве не могу Я быть, скажем, духом, одним из тех, с которыми общаются спиритисты? С чего это ты решил, что Я Бог? А если Светлана просто одержима, причем очень давно?

Ты шутишь?

А ты как думаешь?

Я не знаю.

Я создаю для тебя ситуацию, в которой ты, возможно, поймешь, как ты выбираешь. Что заставляет тебя принять одно и отвергнуть другое? Почувствуй! Вслушайся в себя!

По-моему, Ты перестарался с этим призраком. В мою душу закрадываются сомнения.

Вот-вот! Наблюдай за собой! Найди эту силу!

Я окончательно запутался. Давай просто допустим, что Ты – Бог. И продолжим разговор.

Но почему мы должны допустить именно это? Версия с одержанием тебе не нравится? А ведь та проверка, которую ты хотел Мне учинить, и не рассчитана на что-либо более высокое. Любой медиум, вошедший в контакт с духом, запросто прошел бы все твои экзамены и даже более того. А ты бы тогда серьезно поверил, что этот шарлатан помазанник Божий.

Знаешь, если Ты не Бог, то наш разговор теряет смысл. Я не хотел бы тратить время на медиумов.

Прекрасно. Так что же ты решил? Мы прощаемся?

Нет, наверное.

Почему?

Мне интересно.

Но ведь ты говоришь, что не хочешь тратить время на медиумов?

Я пока не совсем уверен, что Ты не Бог.

Уморил! Оказывается, теперь Я должен доказать, что Я НЕ Бог!

Я чувствую, что здесь мне хотят помочь.

Вслушайся в это чувство. Я хочу, чтобы ты понял, как ты делаешь выбор.

Я чувствую… Я понял, что я просто хочу, чтобы Ты оказался Богом.

Браво, малыш! А теперь скажи Мне, зачем тебе это нужно?

Что?

Зачем тебе нужно, чтобы Я оказался Богом?

Потому что если Ты Бог, я спрошу у Тебя о многих важных вещах.

Ты давно ищешь ответы на многие важные вопросы?

Да. Поэтому я знаю, что Ты – Бог.

Знаешь!? А ты уверен в этом?

Да.

Почему?

Как сказано где-то в Евангелии: если ребенок просит поесть, разве отец даст ему камень?

Ты давно просишь Бога помочь тебе и поэтому уверен, что Он не оставит твою просьбу без ответа?

Да. Поэтому я начинаю понимать, почему я встретил Светку…

Будь осторожен, иначе она расплачется, и наш диалог оборвется. Смотри, она уже на грани.

Удивительно, но я вдруг понял, что у меня очень много вопросов. Призрак здесь не поможет, даже очень эрудированный призрак. Вот поэтому я и хочу, чтобы Ты оказался Богом.

Ты снова прав, Мой друг. Ибо прежде, чем ты попросишь, Я уже дам тебе. Таковы отношения с Богом. Может ли это быть иначе? Может ли Бог быть другим?

Та сила, которую ты сейчас пытался почувствовать, это Я! Именно Я создаю твое мнение о том или ином учении, о той или иной встрече, о том или ином Гуру… Я делаю это, видя твое желание, желание души.

Ибо мнение – это заключение разума, машины, которой управляю Я. Не логика и не наглядность управляют выбором разума. Наглядность обманчива, а логика глупа – ее легко воссоздавать и разрушать. Но разум послушен Мне, а Я лишь исполняю твое желание. Желание – твоя свободная воля, продукт живого сознания.

Ты приходишь в этот мир как исследователь и блуждаешь среди различных доктрин и практик, желая обрести истину. При этом на разных этапах своего скитания под истиной ты понимаешь разные вещи. Постепенно ты накапливаешь опыт, и твои желания меняются. Я слежу за твоими желаниями и соответственно «рулю» твоим разумом. Поэтому разум принимает и отвергает в зависимости от того, какой опыт желает обрести душа.

Чего же может хотеть душа?

Все желания души могут относиться к одной из трех сфер: к сфере наслаждения этим миром, к сфере избавления от этого мира, когда он тебе опостылит, и к сфере любовного служения Богу. Любое твое желание неизменно принадлежит какой-то одной из этих сфер. Сфер только три и нет ничего больше.

Теперь перейдем к твоим вопросам, Мой друг.

Светлана: Тебе надо прочитать первую часть «Голоса».

Он сам решит, что ему надо прочитать.

Сергей: Скажи, Кришна – это что, действительно Верховная Личность Бога?

Да.

И бхакти-йога – это действительно наивысшая из всех йог?

Да.

Но почему тогда этого не заметно?

Что ты имеешь в виду?

Придя в эту организацию и проведя в ней семь лет, я не получил ничего, кроме вороха физических болезней и букета психических расстройств. Если бы это действительно была наивысшая из всех систем йоги, я думаю, исход был бы другим.

Мой отец уже лет двадцать занимается йогой. Он начинал еще в те времена, когда за это можно было просто-напросто сесть. Я не знаю, где он доставал литературу, какие-то листочки, переписанные от руки, фотографии, переснятые с каких-то книг на английском языке… Но он был очень упорен, и поэтому все знания приходили к нему. Он занимался асанами по несколько часов в день, а потом начал дышать. Я имею в виду пранаяму. А я в то время был лоботрясом, мне было любопытно смотреть, как отец сидит часами и затыкает пальцами то правую ноздрю, то левую. Однако, нам с матерью на удивление, мой отец постепенно избавился от всех своих болезней. У него была вторая группа по сердцу и ноги в коленях не гнулись. Все это прошло. Теперь он бегает по утрам километров по пять и гибкий, как кошка.

Учась в институте, я начал видеть некоторый смысл в таком странном хобби моего папы. Постепенно я присоединился к нему. Вообще, могу сказать, что мне повезло с отцом. Со временем у меня тоже начало кое-что получаться, и довольно-таки неплохо.

В то время на улицах появились лотки с книгами по философии сознания Кришны. Очень часто распространители говорили людям, что это книги по йоге. Мы с папой клюнули на эту удочку и закупили все, что тогда было издано. С этого момента наши пути пошли в разные стороны. Я стал кришнаитом, а он так и остался йогом.

Сначала мы вместе изучали новые книги, выискивая в них моменты, где приводятся описания различных йогических практик. Но потом стало очевидно, что движение, к которому я примкнул, не имеет к этим практикам никакого отношения.

Первое время мы с отцом ожесточенно спорили по поводу внезапного изменения моих взглядов и поведения. Как ни старался, отец не мог понять, почему его сын вдруг оставил диету йога и стал есть целыми тазиками. Отец пытался убедить меня, что то, чем я занимаюсь, вовсе не йога, а какое-то современное извращение.

Потом у меня начались зимние марафоны по распространению духовной литературы. На первом же таком марафоне я заработал страшную ангину, с которой мучился до самого апреля. На втором марафоне я серьезно повредил спину и попал в больницу. Видя мои злоключения, отец все сильнее убеждался в своей правоте. Но я по-прежнему был глух к его советам. Очень быстро я утратил все свои достижения, которые обрел во время наших занятий с отцом. Я стал часто болеть, у меня серьезно нарушилось пищеварение.

Потом я вообще уехал из родного города и поселился в ашраме. Живя в комнате, в которой кроме меня жило еще девять человек, я заработал серьезное расстройство психики.

Я не хочу сейчас вдаваться во все подробности моего, так сказать, «возвышенного преданного служения», но прошли годы, и я начал понимать, что делаю что-то не то и иду куда-то не туда. Я стал угрюмым, раздражительным и больным. Вот все, чего я добился.

Светлана: Нет, тебе точно надо прочитать «Голос», там все это объясняется.

Сергей: Я просто оказался в пустоте. Никаких результатов. Я, конечно, говорю о позитивных результатах. А вообще, «результатов» было хоть отбавляй. В конце концов, мне это надоело.

А позитивные результаты, по-твоему, должны были придти очень быстро?

Но я сейчас пришел в йогу, где результаты приходят! Совершенно реальные результаты.

Каких же результатов ты достиг?

Моя психика наладилась. Я избавился от всех физических проблем. Я почувствовал счастье! И это все за первый же год! Йога Калиджи – это йога, которая реально работает! А дальше уже философия. Если ее йога работает, значит, и ее философия истинна. А у Кришны, – конечно, великая философия, но все это остается лишь теорией. Независимо от срока практики. Теория, теория, теория…

Скажи, это и есть те самые позитивные результаты, о которых ты говорил? Если Я тебя правильно понимаю, здоровое тело и крепкая психика это твой критерий истины?

Конечно же, нет! Я знаю, что здоровье, как у футболиста, не является целью йоги.

А твоей целью?

Я, конечно, не хочу болеть. Но здоровье – лишь основа для дальнейшей практики. Это не самоцель.

В чем же состоит твоя окончательная цель?

Достижение наивысшего совершенства. Самадхи.

Самадхи? Разные люди вкладывают разный смысл в это слово. Что имеешь в виду ты?

Я понимаю, что я должен сказать. Возможно, это покажется Тебе неприятным. Да, я хочу войти в Брахман. Это, конечно, совсем не то, о чем говорят кришнаиты, но я чувствую реальность этого пути. Это не просто слова.

Понятно. Ты выбрал вторую из трех возможных целей избавление от опостылевшего мира.

Несколько лет назад я бы стал махать руками и кричать, что лучше попасть в ад, чем раствориться в безличном сиянии Бога. Нас так учили. Нам внушали, что брахма-сайуджйа – величайшее зло, которое только может быть. Я сам давал лекции на эту тему и мог говорить несколько часов подряд. Но те времена прошли. Я теперь другой человек.

Нас учили, что преданное служение Кришне с сохранением собственной индивидуальности неизмеримо выше мукти. Преданное служение полно счастья и радости. Возможно, это и так, но я не видел никакой радости. Лишь слова, слова, слова.

Ведь я попробовал эту альтернативу! Ведь я искренне пытался обрести счастье в этом так называемом преданном служении. Если Ты Бог, Ты знаешь, что я не вру.

Конечно, малыш, ты не врешь. Ты ошибаешься.

В чем же я ошибаюсь? Я не отрицаю любовь к Богу. Я не отрицаю Его личность. Почему бы и не допустить, что у Бога есть личностный аспект? Я не имею ничего против личностного служения Ему. Но слова должны когда-нибудь превращаться в реальность?

Но у всех ли это так? У всех ли это остается лишь теорией?

Я, по крайней мере, не видел ни одного кришнаита, который бы имел прогресс. Все мы толкли воду в ступе долгие годы.

Сильно сказано. Не видел и не слышал?

Не видел и не слышал. Поэтому я решил, что это не настоящая йога.

И не читал? Ты в этом уверен?

Ну … я много чего читал, но…

А как быть с теми личностями, которые составили вайшнавские Писания? Или с теми, которые прокомментировали их? Шрила Прабхупада, например? Как ты считаешь, достиг ли он какого-нибудь прогресса? А что ты скажешь о других ачарйах-вайшнавах? Ведь ты не мог не слышать о них.

Я признаю, что Прабхупада действительно был святым.

То есть он имел в своей практике какой-то прогресс?

Ну…имел, наверное. Хотя я не знал его лично.

Значит, ты допускаешь, что прогресс в этой йоге все-таки возможен?

Теоретически да. Но это почему-то не доходило до нас. Мне было мало чьего-то фото в красивой рамке. Я искал реальность.

Тебе было мало смотреть на фото святой личности, ты искал общения со святой личностью. То есть с личностью, у которой этот процесс реально работал бы. С личностью, которая действительно достигла бы любви к Богу, следуя именно этому процессу. Ты хотел найти такую личность, а не только читать и смотреть на фото. Я правильно понял?

Да.

Расскажи Мне, как же ты искал этого общения?

Светлана: Ты ничего не искал! Ведь никто из нас ничего не искал! Ты не следовал правильному процессу и поэтому не получил никакого результата.

Не встревай, красавица. Ты не знаешь его сердца.

Сергей: Я не следовал правильному процессу? Ты предлагаешь мне чистосердечно раскаяться и попросить прощения? Я только сорвал себе позвоночник, таская сумки с книгами по городам России, а в остальном весь процесс, конечно же, был неправильным!

Я не жду твоих покаяний, малыш. И хотя все, что ты делал, было далеко от совершенства, Я вижу в этом твое желание, твой выбор, но не твою вину.

Что, серьезно?

Серьезно.

А я уже начал подумывать, что Светлана заманила меня сюда, чтобы Бог смог хорошенько отругать меня.

Мне не за что ругать тебя.

Прямо-таки и не за что? Но я, мягко скажем, ангелом никогда не был. И я не отрицаю, что я, возможно, не следовал процессу правильно. Но я делал что мог, а результат – вообще нулевой!

Знаешь, какое чувство испытывает к тебе Бог?

Какое?

Как ты думаешь?

Откуда я могу знать? Никогда не задумывался об этом.

Ты задумывался об этом много раз. Просто ты забыл.

Да, это правда. Я начинаю вспоминать. Когда мы приходили после целого дня, проведенного на улице с книгами в руках, я валился на диван и размышлял о прошедшем дне. Иногда я испытывал отчаяние, потому что нам не удалось ничего распространить, но в душе теплилась надежда, что Богу нравится, как я провел этот день.

Так что же чувствует Бог?

Тогда, наверное, Бог чувствовал благодарность.

Правильно! Именно этого слова Я и жду от тебя. Бог всегда чувствует глубочайшую благодарность! Не только тогда. Это неизменное качество Бога: Он вечно благодарен!

Всегда!? То есть как это?

Творец всегда благодарен Своему творению. Это обусловлено тем, что творение никогда не подводит Творца.

Бог создал тебя для определенной цели. А цели Бога всегда достигаются. Ничто не может помешать Богу достичь всех Своих целей. И хотя ты действительно свободен выбирать в некоторых пределах, эти пределы никогда не выходят за рамки Божьего плана.

Поэтому ты, что бы ты ни делал (что бы ты ни выбирал), не можешь совершить ничего такого, что не принесло бы Богу пользу. Именно так все устроено. А если ты постоянно приносишь Богу пользу, какое же еще чувство, кроме благодарности, Он может испытывать к тебе?

Бог хорошо понимал, для чего Он создает такой вид существ как дживы. Создавая их, Он тщательно продумал все детали, предусмотрел все таким образом, чтобы в будущем не могло произойти какого-либо сбоя. И теперь ты не можешь совершить нечто такое, что не входило бы в планы Бога.

Ибо Бог не был бы Богом, если бы Его планы легко мог нарушить каждый. Свобода твоего выбора это тоже план Бога. Поэтому, выбирая, ты неизменно будешь делать лишь то, что должен, в глазах Бога.

Это позиция Абсолюта.

Я сейчас говорю тебе об этом, чтобы снова ответить на твои вопросы. Ты уже забыл их, но Я помню. Ты уже забыл, насколько тяжелым был для тебя уход от Кришны, но Я помню.

Тогда ты решил, что все твои мучительные вопросы остались без ответа, хотя ответы пришли. И затем ты выбрал изобразить отчаянье, чтобы получить повод громко хлопнуть дверью, обидевшись на скупость Бога.

Ага! Вот Ты, наконец, и начал меня отчитывать!

Нет, нет, дорогой Мой! Твоя свобода это Мой план. Мой план предусматривает, чтобы ты был выбирающим существом. Мне это нужно для определенной цели. Ты это и делаешь выбираешь, способствуя тем самым исполнению Моего плана. Поэтому Я всегда благодарен тебе, что бы ты ни выбрал.

Но сейчас мы занимаемся тем, что Я отвечаю на твои вопросы. А ты спросил, почему за семь лет, проведенных в движении Сознания Кришны, ты не нашел ничего, кроме теорий. Я отвечаю.

Ты и раньше задавал этот вопрос. И Я всегда отвечал тебе. И ты понимал Мои ответы!

Но ты выбрал сделать вид, будто не понимаешь.

Ведь если бы ты признал, что слышишь Мой голос, тебе пришлось бы усилить интенсивность своей практики. Начать трудиться по-настоящему. Но ты тогда выбрал не делать этого. А Я принял твой выбор.

Усилить интенсивность? Спина-то у меня одна!

Что касается твоей спины и твоей ангины, то тебе следовало бы быть разумней. Ведь стоило тебе просто включить свой разум и ты легко избежал бы этих несчастий.

Но ведь я надорвался, служа Тебе!

Если бы ты действительно хотел служить Мне, малыш, то тебя бы, скорее всего, озаботило, как сделать так, чтобы твое служение продлилось как можно дольше. Но тебя тогда беспокоило совсем иное.

Как выиграть марафон?

Тебе сказать прямо? Почет и деньги. Причем, первое сильнее.

Да, я знаю… Вообще, не понимаю, кто придумал эти марафоны. Ведь когда тебя ставят в такие условия, ты поневоле начнешь привязываться…

Привязанность не является следствием этих особых условий, в которые тебя поставили. Наоборот, у тебя есть привязанность, и с великой мудростью тебя ставят в такие условия, чтобы ты мог применить свою привязанность в целях проповеди.

Да… а мудрец этот – Шрила Прабхупада.

Верно.

Но Ты сказал, что в любом случае видишь мои действия как преданное служение.

Да, этот момент стоит обсудить подробнее. Начнем с того, что у Бога существует много точек зрения, которые могут быть различны, иногда даже прямо противоположны. Но так как все они принадлежат одному и тому же Богу, все они истинны и пребывают на трансцендентном уровне.

Такое количество позиций нужно Богу для того, чтобы создавать бесчисленные сцены Своего наслаждения. Бог постоянно как бы меняет точки, из которых Он смотрит, чтобы видеть одно и то же событие по-разному.

Приведу простой пример. Он знаком тебе по описанию Шрилы Вишванатхи Чакраварти Тхакура. Допустим, Я желаю сражаться. Кто-то из Моих дорогих слуг предлагает Мне сделать его Моим противником. Для этого Я должен погрузить его в иллюзию и облечь в тело демона, наделив, к тому же, скверным характером.

Я, естественно, не могу принять такую великую жертву. Я всячески отговариваю Моего слугу, чувствуя глубокую любовь и благодарность. Но он настаивает, и Я вижу, что если вдруг не приму его служение, доставлю ему великую боль. Я знаю, что эта боль в тысячи раз сильнее, чем боль от ран в нашей будущей битве. Поэтому Я принимаю его жертву…

Это первая сцена, которую Я вижу с какой-то одной позиции.

Но вот Мой возлюбленный слуга стал демоном, и наше сражение начинается. На эту сцену Я должен смотреть уже с другой позиции, чтобы не видеть в злобном демоне Своего дорогого слугу. Иначе Я не смогу сражаться с ним в полную силу и не получу никакого удовольствия от сражения. И он, между прочим, тоже не получит никакого удовольствия, так как позже поймет, что его служение не удалось. Поэтому Я «перемещаюсь» и «забываю», что передо Мной Мой дорогой слуга.

Все битвы Бога, о которых ты читал, происходили на полном серьезе, без малейшей фальши или игры с обеих сторон. Это справедливо и во всех остальных случаях Его бесчисленных деяний. Вот так Бог создает Свои чувства. Вот так Его преданные слуги удовлетворяют свою потребность любить.

И Его потребность любить.

Это, как ты, наверное, догадался, очень упрощенное объяснение. Я забочусь о твоей психике. Твой разум, в самом прямом смысле, не смог бы вынести «больших подробностей».

Одно только добавлю. Когда Бог перемещается из одной Своей позиции в другую, Он не исчезает при этом на первой позиции и не возникает на второй. Все позиции Бога вечны и существуют прямо сейчас.

Никогда бы не подумал, что я просто встречу старую знакомую на остановке, что она пригласит меня к себе домой, и что начнется такое вот чудо!

Да, вы все считаете великим чудом тот простой факт, что Бог слышит ваши молитвы. Но чудо ли это?

Мне кажется, Ты слышишь мои молитвы даже тогда, когда я сам их не слышу.

Вернее, Я помню их даже тогда, когда ты их забываешь. И Я никогда не обманываю тебя, даже когда ты сам обманываешь себя.

Но вернемся к твоему вопросу. Да, Я чувствую благодарность ко всем душам всегда, независимо от того, чем они занимаются в данный момент. Часть душ непосредственно служит Мне в бескрайних мирах Сознания. Другая часть душ оживляет миры материи, которые тоже очень нужны Мне для различных важных целей. Каждая душа наделена свободой и может выбрать, какому из двух положений отдать предпочтение.

Однако в другой «позиции» Я чувствую нестерпимую боль в разлуке с каждым из вас и веду вас кротчайшими путями Домой. При условии, конечно же, что вы хотите этого.

Душа, достигшая наивысшего просветления, получает доступ к меняющимся «настроениям» Бога, обретая при этом право отвечать на них. И тогда она ликует, утопая в бесчисленных перекатывающихся волнах Моей любви.

Итак, несмотря на Свою трансцендентность, на Свою абсолютность, иногда Бог все же может видеть, что душа отказывается служить Ему. И тогда Бог плачет. И тогда Бог стонет от глубокой боли. Ибо это означает, что душа не желает Домой!

Удовлетворен ли ты Моим ответом, малыш?

Я более чем потрясен! Вот что я могу сказать.

Есть и другие позиции Бога. Но об этом Я говорить не буду, ибо это выше твоих возможностей.

А можешь Ты встать на позицию, когда Ты очень хочешь вернуть меня Домой?

Я всегда стою на этой позиции. Вернее, в том числе и на ней.

А можешь Ты забыть о всяких других Своих позициях?

О, это необычная просьба!

Да, могу, но зачем тебе это?

Ясно, зачем. Чтобы Ты поскорее забрал меня отсюда!!!

Позволь уточнить: ты хочешь, чтобы Я забрал тебя оттуда или чтобы Я забрал тебя Домой?

Домой.

Ты уверен в этом?

Да.

Еще не поздно передумать.

Нет уж, веди меня Домой!… Ой, Света плачет.

Светлана: Все в порядке. Я могу писать.

Она счастлива слышать такую просьбу от тебя. И Я тоже.

Но все же Я отвечу тебе так: Я заберу тебя Домой, только когда ты по-настоящему захочешь, чтобы Я сделал это.

Сергей: Так я хочу!

Э нет, брат, так не пойдет! Чем докажешь?

А вообще, можно ли этого не хотеть?

Сколько угодно. Ведь до сих пор ты не хотел этого.

Но ведь тогда Ты будешь страдать?

Как ты жесток, малыш!

Я просто хочу понять, что Тебе мешает забрать меня и перестать мучиться?

Твое нежелание! Я забираю души Домой лишь в том случае, когда они очень этого хотят. Таково условие. Ведь если Я начну забирать их, когда Я Сам этого захочу (а Я хочу этого безумно и постоянно), материальный мир исчезнет как таковой. Но так как материальный мир нужен Мне, Я не могу этого сделать.

Сражаться негде будет?

О-о-о! Все гораздо сложнее. Ты не представляешь себе, что произойдет, если материальный мир исчезнет навсегда!

Что же произойдет?

Исчезну Я!

А такое возможно?

Пожалуй, нет. Вот поэтому Я и не буду забирать тебя или кого-то другого, пока душа сама этого не пожелает. Причем, очень сильно.

Но кое в чем Я могу исполнить твою просьбу. Я действительно могу начать действовать исходя из Моего неимоверного желания вернуть тебя Домой.

Видишь ли, такие просьбы не проходят бесследно. Я слишком долго ждал эту просьбу просьбу, сформулированную именно так, чтобы не обратить на нее пристального внимания.

И теперь, чтобы наш разговор стал более предметным, давай выясним до конца, что ты имеешь в виду, желая попасть Домой?

назад| оглавление | вперед


© 1999-2016 Hari-katha.org. All rights reserved.

Rambler's Top100 ServiceПоставь себе такую кнопку Поставь себе такую кнопку! Rambler's Top100